Книга "Две жизни" - страница 13


- А текущая темнит те глаза, что рыдают, и не дает им созидать ясно, - рассмеялся Глеб, обнимая мама.

- Нет, сынок, глаза уже не рыдают и лицезреют все яснее, как им трудиться, чтоб становиться Книга "Две жизни" - страница 13 силой для радости.

Деньки текли, и в городке завелось много друзей у мамы и ее приемного отпрыска. Не было просьбы, в какой отказал бы соседям приветливый дом. Не было сердца, которое не Книга "Две жизни" - страница 13 унесло бы утешения из дома прежних скорбей и слез, ставшего сейчас домом мира. Каждый, уходя из него, задумывался: "Вот, в конце концов отыскал я для себя верных друзей".

И в сердцах многих новых знакомых Глеба Книга "Две жизни" - страница 13 точно таяли какие-то перегородки, мешавшие им до сего времени быть ординарными с людьми. Одни до этого всегда задумывались, как сохранить свое достоинство во встречах с людьми; другие старались всеми силами Книга "Две жизни" - страница 13 быть полезными своим близким; третьи верили твердо в Бога и желали учить всех встречных, как им нужно жить, их своими эталонами меряя каждого; четвертые, стремясь, чтоб их время не пропало в Книга "Две жизни" - страница 13 пустоте, в каждом собственном слове и движении стремились воспитывать людей, думая, что конкретно в этом большая награда, а обычная и просто даваемая доброта не шла из их сердца. Все что-то мешало ей литься Книга "Две жизни" - страница 13. И только со встречи с Глебом многие сообразили, что не люди встречные мешали им быть хорошими, а в их самих лежали пластинки условности, на которых они сами записывали так Книга "Две жизни" - страница 13 либо по другому образы собственных встречных, видя в их не Вечное, но преходящее.

В каждом сердечко становилось светло и отрадно, как оно лицезрело, что мешало в нем самом простоте его отношений с людьми. Многие Книга "Две жизни" - страница 13, многие, говорившие до этого: "Да откуда ее возьмешь, радость-то?", - сейчас улыбались собственному прежнему невежеству, которое было единственной предпосылкой их неполноценно прожитого денька.

Мысли Глеба нередко ворачивались к моменту разлуки с братьями. О Книга "Две жизни" - страница 13 старшем брате он не волновался. Он в прежние годы лицезрел его постоянное спокойствие во всех обстоятельствах жизни, сам ощущал и на других следил, как в каждом человеке укреплялся его мир сердца Книга "Две жизни" - страница 13 около Александра. Он был уверен, что тот не только лишь выполнит, да и затмит заданную ему задачку. Но мысли о брате меньшом, красавце-певце, растравляли сердечко, составляя его единственное волнение. Как будет жить Книга "Две жизни" - страница 13 красавец-мальчик в большущем городке один? Будет ли его чудная песня достаточным орудием для его единения с людьми? Ведь не все обожают песни, не многим они необходимы и не Книга "Две жизни" - страница 13 все могут откликнуться на этот язык любви.

А младший брат, ушедший первым, последним пришел в незнакомый большой город.

Шел он всех подольше, потому что в первую же ночь повстречал 3-х бескровных спутников, к которым и Книга "Две жизни" - страница 13 присоединился.

Не успел он отступить и 5 верст, как услышал в мгле спустившейся ночи чей-то тихий плач, как показалось ему, детский. Тормознул путешественник, послушался и пошел, свернув с большой Книга "Две жизни" - страница 13 дороги, к кучке деревьев. Ему навстречу выскочила маленькая собачка, обнюхала его, подскочила, лизнула ему руку и, заскулив, побежала вперед, вроде бы приглашая его следовать за собою. Идя за собакой, под кущами какого Книга "Две жизни" - страница 13-то расцветающего благоуханного растения он увидел девченку лет 10, державшую на коленях голову малыша и горько плакавшую.

- О чем ты плачешь, милая девченка? - спросил он, наклонившись к девченке и нежно касаясь рукою ее Книга "Две жизни" - страница 13 головки.

Разумеется, во всей полноте собственного горя ничего не слышавшая и не видевшая девченка вздрогнула, открыла свое заплаканное лицо, по которому катились ручьем горьковатые слезы, освещенные лучом проглянувшей посреди туч луны и произнесла:

- Мой братик Книга "Две жизни" - страница 13 погибает, посмотри, он уже ничего не отвечает мне. А без него и я, и наша собачка Беляночка тоже умрем. Мы только тем и жили, что братик мой играл на скрипке, я пела Книга "Две жизни" - страница 13 и плясала, а Беляночка прыгала и делала фокусы, которым мы с братом ее обучили. Сейчас нам не посчастливилось. Мы ничего не заработали, и никто нас не оставил ночевать. Я задумывалась, что Книга "Две жизни" - страница 13 мы доберемся до городка засветло, но братик мой так ослаб, что чуть шел, и ночь застала нас тут.

Все это гласила девченка, рыдая, и чуть можно было разобрать ее лепет. Путешественник сел Книга "Две жизни" - страница 13 на землю рядом с ней, расстелил собственный теплый плащ, положил на него бедного мальчугана, подложив ему под голову свою небольшую подушечку, что повелел ему отец взять с собой из дома Книга "Две жизни" - страница 13 и которой брать он не желал, считая себя выше предрассудка нужды в дорожной подушке. Сейчас он улыбнулся, укладывая на нее голову малыша, и на уровне мыслей поблагодарил отца, которому пришлось два раза повторить это Книга "Две жизни" - страница 13 свое распоряжение.

Прислушавшись к слабенькому, но ровненькому дыханию мальчугана, он нежно произнес все продолжавшей рыдать девченке:

- Не плачь, девченка, твой брат не погиб, он просто утомился от голода и труда. У меня Книга "Две жизни" - страница 13 есть молоко, хлеб, яичка. На данный момент все вы будете сыты. Ты выпей пока молока прохладного, поешь хлеба и покорми Беляночку. Я попробую собрать сучьев и ветвей, разведем костер, сварим твоему брату и Книга "Две жизни" - страница 13 всем вам кашу. Забудь о собственном горе.

Сейчас я с вами, и все будет отлично. Ты ведь девченка мужественная, вот и не подавай примера слез никому. А то проснется брат твой и Книга "Две жизни" - страница 13 тоже начнет рыдать, а Беляночка и без того, видишь, скулит. Мужайся, оботри слезы и покорми скорей собачку да сама ешь.

Парень встал, чтоб пойти за сучьями для костра, но его удержала за Книга "Две жизни" - страница 13 платьице малая детская ручонка.

- Ты ведь от Боженьки к нам пришел? Ты ведь Ангел спасения? Ты ведь сейчас не уйдешь от нас? Не оставишь нас одних? - неуверенно спрашивала девченка.

Забавно засмеялся Книга "Две жизни" - страница 13 парень наивности малыша, пожал трепетную ручку, поласкал головку малыша и ответил:

- Веруй, веруй всей душой, прочно, до конца, что нет брошенных людей на свете. Все отыщут свое счастье, если будут идти, честно трудясь Книга "Две жизни" - страница 13. Веруй, как умеешь. Это не принципиально, кто я сам по для себя. Принципиально, чтоб встреча со мной принесла для тебя удовлетворенность и чтоб ты и твой брат стали бодрее, веселее и счастливее Книга "Две жизни" - страница 13. Ешь, корми собачку и ни о чем больше не думай. Раз я произнес, что иду за дровами, я их найду, и мы будем варить ужин. Смотри же, не плачь.

Скоро ночной покровитель Книга "Две жизни" - страница 13 возвратился с дровами, забавно запылал костер, отогрел деток и собачку, и когда пробудился мальчишка, ему была готова теплая каша.

От удивления голодный ребенок длительно не мог осознать, что лицезреет Книга "Две жизни" - страница 13 жаркую кашу с маслом не во сне. А сам Ангел спасения, отказавшийся было взять в дорогу припасы, был признателен своим братьям, настоявшим на этом, и удовлетворенность его была не меньше, чем счастье его голодных спутников Книга "Две жизни" - страница 13.

Когда согретые и сытые, закрученые в теплый плащ бедные кочевые музыканты уснули вкупе со собственной собакой, прильнув к собственному спасителю, сам спасатель стал обдумывать собственный предстоящий план действий. Как кстати Книга "Две жизни" - страница 13 пришлась 1-ая встреча! Никому не смог бы он быть так полезен собственной лирой и песнями, как этим нищим бедняжкам.

Вспомнил он о собственном доме, о собственном отце, радостном детстве, о собственной сестренке Книга "Две жизни" - страница 13. Как нередко он стремился обучить и развлечь ее своими песнями! Но всякий раз она с досадой обрывала его, говоря, что детские утехи ей надоели, что в их доме настолько не мало Книга "Две жизни" - страница 13 поют и смеются, что ей уже омерзели и песни, и хохот.

Вспомнились ему и слова отца, которые он часто говаривал, посматривая на нахмуренное лицо дочери: "Бедное дитя! Только злые не ведают ни песен, ни хохота Книга "Две жизни" - страница 13".

И на данный момент припомнил путешественник, как томился отец, видя вечно хмурое лицо дочери.

На данный момент он вспомнил, окруженный успокоенными и утешенными им бескровными сиротами, свое последнее свидание Книга "Две жизни" - страница 13 с сестрой, свою скорбь и слезы о разлуке с нею, возлюбленной, и свою боль сердца, разочарование и удар, что причинили ему ее слова.

- Ах, если б я мог всю свою жизнь нести людям успокоение и Книга "Две жизни" - страница 13 удовлетворенность, как в эту минутку. Если б в идей людей оставались уверенность и бодрость от встреч со мной, как в этих малеханьких сердцах, что прильнули ко мне в эту первую ночь. Да Книга "Две жизни" - страница 13 будет благословенна моя встреча! Встает солнце! Я воспою эту первую встречу, пусть мое славословие летит в мир, может быть, кому-то станет легче от моей песни. Услышь меня, мой мудрейший отец, благослови Книга "Две жизни" - страница 13 и наставь к новейшей жизни! И, взяв свою лиру, взглянув на умиротворенно спавших у его ног малышей и собаку, парень запел, неся собственный привет цветущему деньку. Обо всем он, казалось Книга "Две жизни" - страница 13, запамятовал. Он жил только всей силой мысли в этот момент в красе, он молился об одном: жить, объединяя людей в красе, будить в сердцах необходимость в ней, необходимость трудиться в гармонии.

Закончив песнь, путешественник Книга "Две жизни" - страница 13 обернулся вокруг и увидел, что с обеих сторон около него стоят на коленях малыши, сложив ручонки, как для молитвы, а у самых ног его стоит собачка, поднявшись на задние лапки Книга "Две жизни" - страница 13 и умильно помахивая фронтальными. Радостный путешественник готов был уже рассмеяться, как услышал глас девченки:

- Сейчас я уже совершенно знаю, дядя, что ты Ангел спасения. Только ангел и может так петь. Ах Книга "Две жизни" - страница 13, если б мне перенять от тебя эту песню! Уж, наверняка, люди всегда давали бы нам хлеба и не выгоняли бы нас на ночь из дома. Как ты думаешь, Монко, смогу я перенять песню? - обратилась она Книга "Две жизни" - страница 13 к брату.

- Нет, Фанни, так ты спеть никогда не сможешь, - ответил мальчишка. - Но ты не огорчайся, я всю песню запомнил, я буду ее играть людям на скрипке, а дядя произнесет для тебя Книга "Две жизни" - страница 13 слова, и ты будешь петь ее по-своему. Дядя, ангелы не рассердятся, если мы будем твои слова петь? - с большой серьезностью спросил он их неожиданного спутника.

- Глупенькие мои дети, не вбивайте для Книга "Две жизни" - страница 13 себя в голову сказок, - забавно смеясь, ответил тот Монко. - Жизнь не притча, и вы прекрасно это понимаете по собственному опыту, хотя недлинному, но грустному. Я таковой же человек, как и Книга "Две жизни" - страница 13 вы, у меня также нет дома, как и у вас, и я иду таким же кочевым музыкантом, как и вы, без средств и хлеба. Жизнь, которая всегда знает, что она делает, отправила Книга "Две жизни" - страница 13 вам меня, а мне вас, чтоб нам легче и проще было жить на свете. Выбросьте из собственных милых головок всякие бредни о путешествующих и спасающих ангелах и прочно веруйте, что все ваше Книга "Две жизни" - страница 13 спасение, как и вся ваша жизнь, в ваших собственных руках.

Если вы будете бодры, не будете рыдать от томного труда, а будете отрадно трудиться, ваша жизнь будет самая счастливая. Не будем растрачивать попусту времени Книга "Две жизни" - страница 13, наберем дров, у меня еще есть кофе и малость молока, сварим завтрак и решим, как нам жить далее. Сейчас Монко должен еще отдохнуть, но завтра мы пойдем по большой дороге. Я уверен Книга "Две жизни" - страница 13, что мы кое-что заработаем и не будем голодовать. За сей день отдыха мы составим новейшую программку, после завтрака подумаем пристально о ней; а на данный момент - за работу.

Забавно Книга "Две жизни" - страница 13 стала новенькая музыкальная артель собирать шишки и хворост для костра, потому что деревья оказались маленьким леском. Время для деток и носившейся по лесу Беляночки мелькнуло, как самый радостный праздничек. Им казалось, что минут Книга "Две жизни" - страница 13 счастливее этого утра они не знали. Накормив свою новейшую семью, парень произнес:

- Ну-ка, братишка, сыграй мне мою песню на собственной скрипке, я увижу, хвастал ли ты либо ты вправду артист.

- О, дядя Книга "Две жизни" - страница 13, если б ты знал Монко, ты бы так не произнес, - укоризненно шепнула Фанни.

Мальчишка молчком вытащил свою скрипку, оказавшуюся истинной большой скрипкой для взрослого человека, настроил ее в особенности Книга "Две жизни" - страница 13 лаского, точно живое существо, погладил ее и произнес с необыкновенной серьезностью, поразившей юношу:

- Это скрипка отца. Он играл отлично, но гласил мне, что я играю лучше него.

Время от времени, когда я играл, он Книга "Две жизни" - страница 13 рыдал и гласил: "Боже мой, чем все-таки я так согрешил перед Тобою, что не имею способности отправить обучаться это превосходное дитя?" Но, потому что Фанни гласит, что ты Ангел спасения, то Книга "Две жизни" - страница 13 уж ты сам усвоишь, прав ли был мой отец и нужно ли мне где-нибудь обучаться.

Монко заиграл, и путешественник вызнал в звуках ту песнь, что он пропел днем навстречу Книга "Две жизни" - страница 13 солнцу. Но для его ушей она звучала удивительно. Он как создатель ее практически не узнавал.

Песнь была та и не та. Мальчишка передавал ее так своеобразно, что она показалась певцу еще лучше Книга "Две жизни" - страница 13 в его передаче. Тяжело было поверить, что поют ее мелкие пальчики малыша, а не магическое существо, у которого особенная свирель, умеющая петь человечьим голосом. Только слов не хватало песне Монко и все сердечко Книга "Две жизни" - страница 13 юноши она заполнила. Он посиживал очарованный, не сводя взгляда с суровой, углубленной, хрупкой фигуры малыша, углубленного в себя самого.

Когда небольшой музыкант кончил играть, он неуверенно поглядел на собственного покровителя и опять Книга "Две жизни" - страница 13 тихо спросил:

- Как ты думаешь, Ангел спасения? Достоин ли я обучаться? Послал ли мне Бог встречу с тобой, чтоб ты стал нашим общим покровителем и посодействовал нам с сестрой сделаться артистами? Если б Книга "Две жизни" - страница 13 ты только слышал, как поет и пляшет Фанни, ты бы, наверняка, был милостив к нам. Ты молчишь. Разреши, я еще сыграю, а Фанни споет и станцует. Может быть, хоть ее ты сочтешь достойной Книга "Две жизни" - страница 13 обучаться, дорогой, милосердный Ангел спасения.

До глубины сердца растроганный, парень вскочил, поднял, как перышко, мальчугана, придавил его к груди и пару раз жарко поцеловал:

- Ты не только лишь хороший скрипач, ты расчудесный Книга "Две жизни" - страница 13 музыкант, дорогой мой мальчишка, моя удовлетворенность, незаслуженно посланная мне жизнью расчудесная встреча. Я даю для тебя слово, что ты будешь обучаться у самого наилучшего учителя, хотя бы для этого пришлось море переплыть Книга "Две жизни" - страница 13.

Он погрузился на землю, усадил мальчугана и девченку с Беляночкой к для себя на колени и, лаская всех троих найденышей, продолжал:

- Сначала, родные мои дети, запомните твердо, раз и навечно: я Книга "Две жизни" - страница 13 таковой же человек, как и вы, и ровнешенько так же, как и вы, никогда не лицезрел ангелов и не бывал в их обществе. Сейчас я ваш старший брат и должен поменять вам Книга "Две жизни" - страница 13 отца, как смогу и сумею, и этот вопрос кончен. Жизнь не притча, все на земле трудятся, будем трудиться и мы. Надеюсь, что совместно со мною вам будет легче и веселее.

На Книга "Две жизни" - страница 13 данный момент мы обдумаем, какую нам приготовить программку, чтоб нравиться людям и иметь всегда хлеб и ночлег под крышей. Тут проходит большая дорога, мы дойдем до наиблежайшего города, где останавливаются проезжающие Книга "Две жизни" - страница 13, и там дадим наше 1-ое новое представление, которое на данный момент обсудим и придумаем.

Достаточно скоро сыгрались и спелись три артиста, но на 4-ого - Беляночку - пришлось издержать много труда всем троим. В конце Книга "Две жизни" - страница 13 концов, усердный пес сообразил свою роль во всех деталях, и вновь сформированная труппа, дав отдохнуть Монко, двинулась в путь.

- Дядя, постой, - приостановила всех Фанни. - Если ты говоришь, что ты не дядя Ангел Книга "Две жизни" - страница 13 и не хочешь, чтоб мы тебя так называли, то скажи нам свое человеческое имя, а то нам никто не поверит, что ты нам брат.

- Мое имя Аполлон, зовите меня братом Аполлоном Книга "Две жизни" - страница 13, как меня всегда звали в моей семье, - ответил парень, торопя собственных спутников, потому что солнце уже было высоко.

В ближнем городе новенькая музыкальная семья имела большой фуррор. Был базарный денек, многие были Книга "Две жизни" - страница 13 отлично настроены из-за успешных сделок и щедро одарили за песни и пляску прекрасных деток и их юного опекуна.

Издавна уже детки не были так веселы и сыты, как в сей день, издавна не спали Книга "Две жизни" - страница 13 на чистом белье и постелях, на которых сейчас отрадно отдыхали, потому что их заработок позволил им снять отдельный номер. Через некоторое количество дней они уже щеголяли в новых платьицах и ботинках, всегда Книга "Две жизни" - страница 13 сейчас сытые и уверенные внутри себя. Все три малеханьких артиста души не чаяли в Аполлоне. Время от времени только, неуверенно прижавшись к собственному покровителю, лаская его своими ручонками, они Книга "Две жизни" - страница 13 робко шептали:

- Ты ведь, брат Аполлон, никогда нас не оставишь? Без тебя мы сейчас уже не можем жить.

- Я вас приведу в большой город. Там вы оба будете обучаться, а я буду петь Книга "Две жизни" - страница 13 людям и зарабатывать средства вам на ученье. Вот пока для всех нас и программка. Для чего вы так нередко думаете о том, что будет далее! Ваша маленькая и томная жизнь должна Книга "Две жизни" - страница 13 была обучить вас, что ни одно "завтра" нам непонятно, а есть только "сейчас".

Радуйтесь, пойте и играйтесь, обучайтесь прилежно, вот и все.

Погода благоприятствовала юной труппе, не раз им делали заманчивые предложения всякие предприимчивые Книга "Две жизни" - страница 13 люди, многие старались сманить малышей у Аполлона, суля им украдкой золотые горы, но никто не сумел оторвать их сердец от Аполлона, ну и жила в их одна мечта - обучаться. До огромного городка Книга "Две жизни" - страница 13 оставалось меньше верст, у каждого из артистов завелся тугой кошелек, так как они усердно работали, больше расширяя свою программку, везде имевшую фуррор.

- Знаешь, брат Аполлон, - произнес в один прекрасный момент Монко Книга "Две жизни" - страница 13. - Хотя я и удостоверился, что ты никогда не говоришь неправды, но все-же я не могу для тебя поверить, что ты не Ангел. Ты таковой хороший и так поешь, что весь человек Книга "Две жизни" - страница 13 утопает куда-то, слушая тебя.

Вспомни, пожалуйста, ну, наверняка, кто-либо, какой-либо дедушка либо бабушка твои были в родстве с ангелами. Ну вот хоть столечко, такое маленькое-маленькое родство да было у тебя Книга "Две жизни" - страница 13 с ними. Вспомни, я тебя очень прошу, наверняка, ты запамятовал, - умилительно демонстрируя крохотный кончик собственного мизинца, гласил Монко.

Аполлон, шутя и забавно смеясь, отвечал:

- Видишь ли, когда ты играешь Книга "Две жизни" - страница 13 песни собственного отца, то не только лишь весь человек куда-то утопает, да и вся вселенная вкупе с ним точно исчезает. Твои звуки принуждают всех смолкать: и птиц, и собак. Но я тебя не Книга "Две жизни" - страница 13 подозреваю в скрытности и не думаю, что ты прячешь от меня свое ангельское происхождение.

- О, я-то человек, самый обычной человек. Как помню себя, отца и мама, - всех нас всегда преследовали люди за Книга "Две жизни" - страница 13 нашу веру. Только я для тебя не могу разъяснить, какая такая наша вера и почему за нее нас люди обижали. Время от времени отец утешал нашу бедную маму и Книга "Две жизни" - страница 13 гласил ей: "Не тужи, Гарань. Это слепцы, полные суеверий. Иди честно, не сворачивая с дороги, и жизнь воздаст если не нам, то детям нашим. Ты до конца веруй и, заместо того чтоб Книга "Две жизни" - страница 13 рыдать, улыбайся невежеству тех сердец, что, преследуя нас, задумываются угодить собственному Богу".

Помолчав, Монко неуверенно прибавил:

- Я думаю, что отец не ошибался. Мы тебя повстречали, означает, жизнь наградила нас заместо их. Я верю Книга "Две жизни" - страница 13, что ты устроишь меня обучаться, и я буду артистом, как гласил мне отец.

- А я буду обучаться плясать. Ничего на свете я не желаю, только плясать, - произнесла Фанни, бросаясь на шейку собственному Книга "Две жизни" - страница 13 названому старшему брату Аполлону.

- Не знаю, правда ли это, что ты хочешь только плясать, милая моя сестренка, так как ясно вижу, как на данный момент ты хочешь только сладко спать, - укладывая смеющуюся Книга "Две жизни" - страница 13 девченку в кровать, произнес Аполлон. - Спите, дети, завтра у нас тяжелая программка. Не забудьте, что завтрашнее представление - наша репетиция перед огромным городом. Там мы должны привлечь к для себя внимание, чтоб отличные учителя Книга "Две жизни" - страница 13 захотели вас учить. Отдыхайте, наберитесь сил, чтоб завтра быть бодренькими и свежайшими, а я пойду пройтись.

Поручив собственных деток надзору коридорной дамы, Аполлон вышел из дома и присел в саду на Книга "Две жизни" - страница 13 одной из самых отдаленных скамеек. Ему хотелось побыть одному, поразмыслить обо всем, что с ним за этот период времени вышло. Только-только он начал вспоминать о собственных братьях, которых так издавна не видал и Книга "Две жизни" - страница 13 о которых не имел никаких вестей, как послышались шаги, и к нему стремительно подошла укутанная в шаль женская фигура.

- Я не лицезрела, как в конце концов ты вошел один, без Книга "Две жизни" - страница 13 твоих несносных ребят, вечно на для тебя виснущих. Не вздумай меня накалывать. За тобой я смотрю уже целый месяц и выяснила всю твою историю. Люди ведали мне, что детки пристали к для Книга "Две жизни" - страница 13 тебя в дороге, а совсем они для тебя не родня, как ты всем говоришь. Я желаю побеседовать с тобой особо серьезно о твоей судьбе. По всем твоим манерам видно, что ты Книга "Две жизни" - страница 13 очень неплохого происхождения и никак не можешь быть кочевым музыкантом. Я не знаю, что тебя толкнуло на этот путь, но думаю, что не ошибусь, предположив, что плохая любовь принудила тебя прятаться и скрыть Книга "Две жизни" - страница 13 свое имя. Но может быть, что твоя плохая любовь и не так неудачна, как для тебя это кажется. Ты не мог не увидеть, что я и мой отец всегда, когда можем Книга "Две жизни" - страница 13, стараемся бывать на твоих представлениях и сидим на самых ближних скамьях, и мы бываем самыми щедрыми из всех твоих слушателей. Я специально задерживаюсь всюду, чтоб дать для тебя возможность нас догнать. Мой Книга "Две жизни" - страница 13 отец меня любит и сделает для меня все. Но мое внимание к странствующему певцу, внимание богатейшей жены в окружении к человеку неведомому ему не по вкусу, как и мне самой. Я пришла, чтоб Книга "Две жизни" - страница 13 сказать, что интересуюсь твоей судьбой. Поступай приказчиком к папе, хотя он нрава и гордого, но я его заставлю приглашать тебя к нашему столу, и мы с тобой будем нередко видеться без помехи. Послужишь Книга "Две жизни" - страница 13 приказчиком, выкажешь усердие к делам отца, станешь старшим, тогда я дам для тебя потихоньку от отца средств, ты сделаешься компаньоном, ну, а тогда можешь просить меня в супруги. Но я требую, чтоб Книга "Две жизни" - страница 13 ты оставил собственных неприятных найденышей. В нашем большущем городке есть много монастырей, можешь их туда найти. Средств на их воспитание там я для тебя дам.

Сейчас отвечай быстрее, согласен ли Книга "Две жизни" - страница 13 ты на мои условия. Твой пылкий взор я много раз ловила на для себя, я знаю, что я великолепна и не втюриться в меня трудновато. Не смущайся огромностью расстояния меж нами. Если я Книга "Две жизни" - страница 13 чего возжелала, я всего добьюсь. Предоставь все мне в нашем вопросе. Я знаю, как тебя должно было поразить это свидание. Понимаю твое смущение и молчание. Но не страшись, хотя я и королева местных Книга "Две жизни" - страница 13 мест по красе и богатству. На то я и королева, чтоб презирать общее мировоззрение и поступать как мне нравится. Отвечай быстрее, отец может каждую минутку возвратиться из кабачка, где он любит Книга "Две жизни" - страница 13 посидеть вечером с товарищами.

Женщина скинула шаль и придвинулась поближе к Аполлону. Запах ее темных кос и сверкающие перстни на руках, темные глаза, вся эластичная фигура, даже глас, резковатый и императивный Книга "Две жизни" - страница 13, как все было похоже на его сестру! Парень, в течение речи собственной собеседницы пару раз красневший и бледневший от оскорбленного мужского плюсы, вспомнил о собственном отце, вспомнил, для чего и куда он Книга "Две жизни" - страница 13 шел, встал, поклонился незнакомке и в полном самообладании ответил:

- Я очень для тебя признателен за твое внимание к моей судьбе. Но ты ошиблась во всем. Я ушел из дома не от неудачной любви Книга "Две жизни" - страница 13, а по делу и поручению моего отца. Я не оставлю малышей, потому что малыши эти мои самые истинные брат и сестра, и их судьба - моя судьба, а от собственной судьбы уходить Книга "Две жизни" - страница 13 не приходится. Я нехороший торгаш вообщем. А любовью вести торговлю и совсем не сумею. Не считая того, не дамы занимают мой мозг и мое сердечко, но тот Божий путь, о котором ты, разумеется, и Книга "Две жизни" - страница 13 понятия не имеешь. Я для тебя менее подходящий из всех мужей, кого ты только могла избрать...

Женщина вскочила как ужаленная, опять куталась в шаль и свистящим, обезумевшим шепотом перебила Аполлона:

- Ничтожный нищий! Фигляр Книга "Две жизни" - страница 13! Я отомщу для тебя безжалостно. Ни гроша не заработаешь в нашем городке, подыхай с голоду. Я отомщу для тебя так, что до погибели держать в голове будешь.

- То воля Книга "Две жизни" - страница 13 Бога нужно мной твоими руками свершится, если я таковой кары заслужил. Но в моем сердечко нет к для тебя зла и не будет. Живи, всегда благословляемая мною, сколько бы зла ты мне ни Книга "Две жизни" - страница 13 сделала. Бог живет и в для тебя, как во всяком существе, и в какой-то момент ты Его внутри себя узнаешь обязательно.

Что-то вроде удивления мелькнуло на лице девицы. Но Книга "Две жизни" - страница 13 она ничего не произнесла, резко засмеялась, чем опять напомнила ему сестру, и скрылась во тьме.

Аполлон прошел еще далее в глубь сада и сел в самой густой тьме, где его никто не мог Книга "Две жизни" - страница 13 узреть. Некий разлад он ощущал внутри себя. В нем не было тоски либо уныния, но мысли об отце, о собственном одиночестве без него, точно стон и жалоба, неслись из его сердца..." Унесшиеся Книга "Две жизни" - страница 13 идеями за героями сказки, Бронский и Левушка вздрогнули от раздавшегося в дверь стука. Глас Яссы гласил:

- Я уже вторично вас кличу. Пора в столовую.

С удивлением закрыл книжку Левушка и, взглянув Книга "Две жизни" - страница 13 на Бронского, прочитал и на его лице не наименьшее удивление.

- Как удивительно, Левушка, я только-только сосредоточился, а выходит, что нужно кончать. Куда же девался денек? - удивленно произнес Станислав.

- Разумеется, я так Книга "Две жизни" - страница 13 медлительно перевожу. Хотя только на данный момент чувствую, что у меня затекли ноги и одеревенела спина.

Друзья подошли к двери, и Бронский в один момент тормознул, точно стукнулся о невидимую стену. Левушкино Книга "Две жизни" - страница 13 лицо просияло, и он произнес:

- Нас задерживает пламенная надпись. Вот сейчас она сложилась вся: "Мир в сердечко - не принесенный с собою на землю дар самообладания. Но из самообладания и бесстрашия выросшая мудрость Книга "Две жизни" - страница 13 человека.

Раскрыть внутри себя какое-либо свойство либо талант - означает высвободить внутри себя тот либо другой участок Любви от страстей.

Если слово встречного задело тебя - означает, твое самообладание не было в для тебя Книга "Две жизни" - страница 13 частью Мудрости веков, но только наружной выдержкой. Разберись бдительно, что есть наружное приспособление условной вежливости и что есть внутреннее самообладание Любви, знающей человека-, а не самолюбие".

Когда друзья, умытые и опять сбросившие с Книга "Две жизни" - страница 13 себя потоки мутной воды, вошли в столовую, И. уже ожидал их там. Нежно здороваясь, он пригласил их к ужину. Он забавно говорил им о жизни и делах, Общины, о здоровье все еще Книга "Две жизни" - страница 13 умиротворенно спавшего доктора и о нескольких вновь прибывших людях.

- Сейчас мы пойдем попрощаться с Беатой, которая на рассвете уедет, увозя свои картины. На ваших лицах печаль, мои друзья. В особенности вы, Станислав, имеете Книга "Две жизни" - страница 13 огорченный вид. Но о чем все-таки вы печалитесь? Если Беата выросла и созрела, чтоб жить посреди жаждущих и ищущих счастья людей, если она может послужить людям методом к раскрепощению и утешением Книга "Две жизни" - страница 13 в их скорби и слабости, - неуж-то в вашем сердечко вы находите только печаль о личной разлуке с нею и только эти чувства сможете отправить ей как собственный привет ее Книга "Две жизни" - страница 13 новейшей жизни?

- Я понимаю, Учитель, что высочайшее благородство, если б оно стояло у меня на первом месте, принудило бы меня мыслить о ней, о ее жизни, о ее светлой и новейшей дороге Книга "Две жизни" - страница 13, - ответил Бронский. - И этот случай обосновывает мне, как я эгоистичен, как много во мне личных эмоций и привязанностей. Я очень полюбил Беату, еще более Левушку и... совсем влюблен, дал всю свою душу, сердечко, труд Книга "Две жизни" - страница 13, словом - всю жизнь я дал вам, Учитель И. Жить далее, не имея связи с вами, не следуя за вами, не ища вложить в каждое свое движение прославление вас, для меня больше Книга "Две жизни" - страница 13 нереально. Жить для меня - это означает участвовать в той жизни, делах и трудах, что исходят и окружают вас. И дышать - это означает принимать от вас определенные указания для каждого денька Книга "Две жизни" - страница 13. Мелькнула во мне идея, что и я, как Беата, получу в некий денек указание покинуть Общину, должен буду расстаться с вами, - и в сердечко мое пробрался холод, точно я услышал отдаленный погребальный Книга "Две жизни" - страница 13 гул колокола.

- Мой бедный друг, по этой минутке резкой боли, когда одна идея о разлуке вызывает в вас такую скорбь, вы сможете судить, как вы еще живете, общаетесь с людьми и воспринимаете жизнь текущего денька Книга "Две жизни" - страница 13 как жизнь конечную, жизнь разложения и погибели, а не всю Жизнь, Единую и Нескончаемую, живущую в каждом за его наружной формой. Ваша привычка единения с людьми остается еще привязанностью плоти и Книга "Две жизни" - страница 13 крови, а единение Духа и Света занимает второстепенное место в ваших встречах. Отсюда, из Общины, уходят люди, раз они так либо по другому сюда попали, только тогда, когда они готовы к Книга "Две жизни" - страница 13 новейшей жизни, другими словами когда они привыкают жить, поклоняясь в человеке Тому, что живет за наружной формой. Никто, раз он принят Учителем, не может быть им оставлен без каких-то особенных, даже страшных Книга "Две жизни" - страница 13 обстоятельств.

Никто не может быть отослан в новейшую жизнь, пока он к ней не готов. Другое дело, через какую внешнюю форму вскрывается его готовность либо не готовность к той жизни Книга "Две жизни" - страница 13, которой он восторгается в собственном Учителе и которой активным членом он желает быть в собственных мечтах, в собственных размышлениях и эталонах. Идея человека - это еще не действие, но только предварительный период. И пока Книга "Две жизни" - страница 13 ученик не созреет до конца, другими словами когда его идея и сердечко соединятся в действие, тогда только для него приходит момент нового слияния с Учителем, когда его не печалят уже ни расстояние, ни разлука Книга "Две жизни" - страница 13, так как их больше для него не существует. Как никто не может умереть ни ранее, ни позднее времени, но только вот тогда, когда он все сделал, что мог в данное воплощение, так Книга "Две жизни" - страница 13 и ученик может быть принят либо отослан Учителем только тогда, когда он готов. Перестроить ход всего собственного организма - задачка для ученика непосильная. Но приготовить в собственном организме те либо Книга "Две жизни" - страница 13 другие главные пути и иметь возможность выполнить те задачки, что дает ему Учитель, - это не что другое, как ежечасное, полное, бдительное внимание ко всем делам и встречам, точнее сказать, к тому поведению в Книга "Две жизни" - страница 13 полном самообладании, которое ученик показал в их. Вам и инспектировать себя нечего. В эту минутку вы сами ясно видите, как ваш талант, ваши любовь и труд еще задавлены личным восприятием денька. То, что вы Книга "Две жизни" - страница 13 только-только читали, что так тревожило вас как проявление высшего героизма самоотверженных эмоций людей, на данный момент потухло в вас только поэтому, что земная привязанность оказалась еще таковой силой Книга "Две жизни" - страница 13, что наносит раны сердечку. Не страдайте на данный момент, не рыдайте сердечком. Я ведь вижу, как капли крови просачиваются из него, хотя глаза ваши сухи. Вспомните слова пламенной надписи, что вы читали сейчас Книга "Две жизни" - страница 13: "Если слово встречного задело тебя - означает, твое самообладание не было в для тебя частью Мудрости веков, но только наружной выдержкой.

Разберись бдительно, что есть наружное приспособление условной вежливости, а что есть внутреннее самообладание Любви Книга "Две жизни" - страница 13, знающей человеко-, а не самолюбие". Еще только один денек остался вам, чтоб прочитать все то, что вам нужно знать перед отъездом. Не тратьте время зря в пустоте. Становитесь требовательнее к Книга "Две жизни" - страница 13 самим для себя и не ослабляйте внимания, проходя этот трудовой денек. Обычная притча, которую вы оба читаете, для чего она нужна вам на данный момент? Что укрыто в ней, без чего вам Книга "Две жизни" - страница 13, таким дальним от нее по времени и по вашей наружной деятельности, нельзя выйти из ворот Общины, даже под моей охраной и защитой? Мудрость в переживаниях обычных людей старой сказки, как и Мудрость ваша Книга "Две жизни" - страница 13, идет по нескончаемому и единственному для всех людей руслу: обычной чистоте, не знающей компромисса в верности. Старая Мудрость, как и Мудрость человека нынешнего денька, движется не по искривленному пути зигзагов Книга "Две жизни" - страница 13, метаний в стороны, страстных исканий и остываний, взлетов в порывах и падений в угнетение, но по прямому пути того самообладания, что открылось не как итог воли, как итог раскованной любви, перелившейся в Книга "Две жизни" - страница 13 Удовлетворенность жить. Вы не представляете для себя счастливого денька вдалеке от меня. А разве люди в притче, задумывались о для себя, когда оставались в полном одиночестве в чужом краю, в мгле окружающего зла? Вечное Движение Книга "Две жизни" - страница 13 Жизни есть итог тех активных духовных сил, что выливают в денек люди. И другого мотора духовной жизни населения земли нет. Вот сюда подходит человек, посмотрите на него, дайте для себя отчет, почему Книга "Две жизни" - страница 13 еще на расстоянии вы уже ощущаете его воздействие на вас. Ваше дыхание ровнее, ваши лица просветлели, ваши позы легче, ваши мысли и сердца освободились от всяких зажимов.

Раздался стук Книга "Две жизни" - страница 13 в дверь, и мы узрели расчудесное, улыбающееся лицо Франциска, который произнес, приветливо здороваясь со всеми нами:

- Я, пожалуй, пришел очень рано, брат И. Но я так торопился, чтоб Беата не поразмыслила обо мне Книга "Две жизни" - страница 13 плохо и не увезла с собой воспоминания, что я не был рыцарски обходителен в последнюю минутку. Я помню, как в один прекрасный момент, издавна, Али мне произнес: "Можно быть занятым очень сложными делами. Но Книга "Две жизни" - страница 13 если напутствуешь человека в новейшую жизнь, нужно быть рыцарски обходительным и напутствовать человека, сообразуясь с его временем, нужно так обмозговать свои дела, чтоб не внести ни капли волнения своим запозданием". Время Книга "Две жизни" - страница 13 от времени я бываю рассеян, но, провожая людей из Общины, вспоминаю слова Али, - прости, если я пришел рано и нарушил вашу беседу.

- Мне не приходится для тебя ничего отвечать, брат Франциск, ты видишь Книга "Две жизни" - страница 13 лица этих неофитов, ты читаешь их экстаз, который ты пробудил в их на данный момент. Но пойдемте.

Ты отдал мне очень неплохой урок, Франциск. Я рад, что мы придем к Беате ранее Книга "Две жизни" - страница 13 назначенного срока и облегчим ей начало ее новейшей жизни.

Мы вышли молчком и так же молчком дошли до домика, где ближайшее время жила Беата.

Трогательную картину мы застали там Книга "Две жизни" - страница 13. Беата была не одна, около нее посреди уложенных вещей на небольшом, низеньком кресле посиживал Аннинов, и его высочайшая худенькая фигура с аскетическим лицом казалась в особенности нескладной посреди баулов и малеханьких роскошных сумок Книга "Две жизни" - страница 13 и сумочек художницы.

Лицо музыканта было так грустно, точно он навеки расставался с наиблежайшим другом. Мы услышали последнюю фразу его разговора с Беатой.

- Я чувствую, что это наше последнее свидание, больше я не Книга "Две жизни" - страница 13 увижу вас. И никто не будет утешать меня в моих припадках отчаяния, когда я не смею взывать к милосердию И. - Вот я вас и застал в вашем миноре, мой милый друг Книга "Две жизни" - страница 13, - улыбаясь произнес И. - Как вы думаете, ваша любовь к Беате много посеяла на данный момент зернышек светлой бодрости ей в ее новый путь? Если б я был на ее месте и меня так Книга "Две жизни" - страница 13 провожали бы мои добрые друзья, возможно, мои крылья повисли бы в бессилии за моей спиной, и я представлял бы из себя жалкое зрелище как новый вояка для мужественной жизни.


stat.txt
kn-batyushkov-vozmozhen-vibor-drugogo-poeta-pushkinskoj-pori-rabochaya-programma-po-predmetu-literatura.html
knig-dlya-predprinimatelej-soveti-litres.html