Книга: Моцарт и Сaльери

Создатель: Пушкин Александр .

В собственной комнате посиживает композитор Сальери. Он пеняет на несправедливость судьбы. Вспоминая детские годы, он гласит о том, что родился с любовью к высочайшему искусству, что, будучи ребенком, он рыдал невольными и сладкими слезами при звуках церковного органа. Рано отвергнув детские игры и забавы, он самозабвенно предался исследованию музыки Книга: Моцарт и Сaльери. Презрев все, что было ей чуждо, он преодолел трудности первых шагов и ранешние невзгоды. Он завладел в совершенстве ремеслом музыканта, «перстам/Кинул послушливую, сухую беглость/И верность уху».

Умертвив звуки, он разъял музыку, «поверил алгеброй гармонию». Только тогда отважился он творить, предаться творческой мечте, не помышляя о славе Книга: Моцарт и Сaльери. Часто уничтожал он плоды многодневных трудов, рожденные в слезах вдохновенья, обнаружив их неидеальными. Да и постигнув музыку, он оставил все свои познания, когда величавый Глюк открыл новые потаенны искусства. И в конце концов, когда достигнул он в бескрайном искусстве высочайшей степени, слава улыбнулась ему, он отыскал в сердцах людей Книга: Моцарт и Сaльери отклик на свои созвучья. И Сальери умиротворенно услаждался собственной славой, не завидуя никому и не зная этого чувства вообщем.

Напротив, он услаждался «трудами и фуррорами друзей». Сальери считает, что никто не вправе был именовать его «завистником презренным». Сейчас же душу Сальери подавляет сознание, что он завидует, мучительно, глубоко, Моцарту Книга: Моцарт и Сaльери. Но горше зависти обида на несправедливость судьбы, дающей священный дар не подвижнику в заслугу за долгие и тщательные труды, а «гуляке праздному», тяжелее зависти сознание, что дар этот дан не в заслугу за самоотверженную любовь к искусству, а «озаряет голову безумца». Этого Сальери не способен осознать.

В Книга: Моцарт и Сaльери отчаянии произносит он имя Моцарта, и в этот момент возникает сам Моцарт, которому кажется, что Сальери поэтому произнес его имя, что увидел его приближение, а ему хотелось показаться в один момент, чтоб Сальери «нежданной шуточкой угостить». Идя к Сальери, Моцарт услышал в трактире звуки скрипки и увидел слепого скрипача, разыгрывавшего известную Книга: Моцарт и Сaльери мелодию, это показалось Моцарту занимательным.

Он привел с собой этого скрипача и просит его сыграть чего-нибудть из Моцарта. Беспощадно фальшивя, скрипач играет арию из «Дон-Жуана». Моцарт забавно хохочет, но Сальери серьезен и даже укоряет Моцарта. Ему неясно, как может Моцарт смеяться над тем, что ему кажется поруганием высочайшего Книга: Моцарт и Сaльери искусства Сальери гонит старика прочь, а Моцарт дает ему средств и просит испить за его, Моцарта, здоровье.

Моцарту кажется, что Сальери сегодня не в духе, и собирается придти к нему в другой раз, но Сальери спрашивает Моцарта, что тот принес ему. Моцарт отговаривается, считая свое новое сочинение Книга: Моцарт и Сaльери безделицей. Он накидал его ночкой во время бессонницы, и оно не стоит того, чтоб напрягать им Сальери, когда у того нехорошее настроение. Но Сальери просит Моцарта сыграть эту вещь. Моцарт пробует пересказать, что испытывал он, когда придумывал, и играет.

Сальери в недоумении, как мог Моцарт, идя к нему с Книга: Моцарт и Сaльери этим, тормознуть у трактира и слушать уличного музыканта Он гласит, что Моцарт недостоин сам себя, что его сочинение необычно по глубине, смелости и стройности. Он именует Моцарта богом, не знающим о собственной божественности. Смущенный Моцарт отшучивается тем, что божество его проголодалось. Сальери предлагает Моцарту совместно отобедать в трактире «Золотого Книга: Моцарт и Сaльери Льва». Моцарт с радостью соглашается, но желает сходить домой и предупредить супругу, чтоб она не ожидала его к обеду.

Оставшись один, Сальери гласит, что не способен более противиться судьбе, которая выбрала его своим орудием. Он считает, что призван приостановить Моцарта, который своим поведением не поднимает искусство, что оно падет снова Книга: Моцарт и Сaльери, как он пропадет. Сальери считает, что живой Моцарт — угроза для искусства. Моцарт в очах Сальери подобен райскому херувиму, залетевшему в дольний мир, чтоб возбудить в людях, чадах праха, бескрылое желанье, и потому будет разумнее, если Моцарт вновь улетит, и чем скорей, тем лучше.

Сальери достает яд, завещанный ему Книга: Моцарт и Сaльери его любимой, Изорой, яд, который он хранил восемнадцать лет и никогда не прибегнул к его помощи, хотя не раз жизнь казалась ему нестерпимой. Никогда не пользовался он им и для экзекуции с противником, всегда беря верх над искушением. Сейчас же, считает Сальери, пора пользоваться ядом, и дар любви должен Книга: Моцарт и Сaльери перейти в чашу дружбы.

В отдельной комнате трактира, где есть фортепьяно, посиживают Сальери с Моцартом. Сальери кажется, что Моцарт пасмурен, что он кое-чем расстроен. Моцарт признается, что его беспокоит Requiem, который он придумывает уже недели три по заказу какого-то загадочного незнакомца. Моцарту не дает покоя идея об Книга: Моцарт и Сaльери этом человеке, который был в черном, ему кажется, что тот следует за ним всюду и даже на данный момент посиживает в этой комнате.

Сальери пробует успокоить Моцарта, говоря, что все это — ребячьи ужасы. Он вспоминает собственного друга Бомарше, который рекомендовал ему избавляться от темных мыслей при помощи бутылки Книга: Моцарт и Сaльери шампанского либо чтения «Женитьбы Фигаро». Моцарт, зная, что Бомарше был другом Сальери, спрашивает, правда ли, что он кого-либо отравил. Сальери отвечает, что Бомарше был очень смешон «для ремесла такого», а Моцарт, возражая ему, гласит, что Бомарше был гений, как и они с Сальери, «а гений и злодейство две веши несовместные». Моцарт Книга: Моцарт и Сaльери убежден, что Сальери делит его мысли.

И в это мгновение Сальери кидает яд в стакан Моцарта. Моцарт поднимает тост за отпрыской гармонии и за альянс, их связывающий. Сальери делает попытку приостановить Моцарта, но поздно, тот уже испил вино. Сейчас Моцарт хочет сыграть для Сальери собственный Requiem. Слушая музыку, Сальери Книга: Моцарт и Сaльери рыдает, но это не слезы раскаяния, это слезы от сознания исполненного долга. Моцарт ощущает недомогание и покидает трактир.

Сальери, оставшись один, размышляет над словами Моцарта о несовместности гения и злодейства; как аргумент в свою пользу вспоминает он легенду о том, что Бонаротти принес жизнь человека в жертву Книга: Моцарт и Сaльери искусству. Но в один момент его пронзает идея, что это всего только выдумка «тупой, глупой толпы».



kniga-bankovskie-operacii-stojko-oya.html
kniga-bla-leleka.html
kniga-bratya.html