Книга "Наркотики и яды" - страница 2


оказало меж иным огромное воздействие на литературу Великобритании. Британская

поэтесса Элизабет Баррет Браунинг, которая в детском возрасте пережила

злосчастный случай, до конца жизни воспринимала лаудан как обезболивающее

средство. Перед гибелью она находилась в полной зависимости от Книга "Наркотики и яды" - страница 2 наркотика и,

вероятнее всего, писала под его воздействием.

Томас де Квинси в "Откровениях британского оптимиста" писал: "Это

средство от всех человеческих мучений, это потаенна счастливой жизни, открытая в

одно мгновение. Счастье сейчас можно Книга "Наркотики и яды" - страница 2 приобрести за один пенс и носить его в

кармашке жилета. В бутылочке можно хранить маленький экстаз, а духовный

покой пересылать по почте..."

Есть предположение, что величавый британский поэт Сэмюэл Тэйлор Колридж

свою известную поэму "Куббла Хан" написал Книга "Наркотики и яды" - страница 2 сходу после пробуждения от

опиумного сна, в каком увидел сказочный город Ксанаду. Этот создатель также,

как и де Квинси и огромное количество других людей искусства, употреблявших наркотики,

только еще позднее понял свою токсикоманию как Книга "Наркотики и яды" - страница 2 суровую болезнь и сообразил

ее отрицательное воздействие на духовные и творческие возможности.

Сначала прошедшего века, поточнее в 1805 г., аптекарь Зертюрнер выделил

1-ый алкалоид опиума и отдал ему заглавие "морфин" в честь Морфея Книга "Наркотики и яды" - страница 2,

греческого бога сна. Несколько позже, в 1832 г. Робике выделил кодеин, а в

1848 г. Блек выделил из опиума папаверин.

Изобретение в 1853 г. доктором из Эдинбурга Александром Бу-дом иглы для

подкожных инъекций в конечном итоге Книга "Наркотики и яды" - страница 2 породило новые задачи, связанные с более

действенным введением морфина и других алкалоидов опиума. Тогда появилось

опасное, неверное мировоззрение, что морфин, введенный в организм средством

укола, не вызывает привыкания и тенденции к повышению дозы.

Хотя употребление Книга "Наркотики и яды" - страница 2 опиума в Азии исчисляется тысячелетиями, всеобщее его

внедрение начинается исключительно в XVIII веке, после того, как на рынки

материка вышла британская Ост-Индская Компания, которая обладала монополией

на создание опиума в Бенгалии и неограниченное количество зелья Книга "Наркотики и яды" - страница 2 продавала в

Китай. Когда в 1820 г. в Китае был введен запрет на импорт опиума, Компания

сначала организовала контрабандную перевозку наркотика, а потом вынудила

правительство Англии оказать давление на Китай, чтоб против воли

возобновить импорт опиума.

Китайский Книга "Наркотики и яды" - страница 2 запрет на английский опиум привел в 1842 г. к первой опиумной

войне, в какой более мощнейший военно-морской флот Англии вынудил

китайцев вновь открыть двери английскому наркотику.

Спустя пятнадцать лет, в 1857 г. вспыхнула 2-ая опиумная Книга "Наркотики и яды" - страница 2 война, в

которой к Англии присоединились Франция и США. Китай, конечно,

проиграл и эту войну. С целью приостановки оттока золотого припаса и для

спасения страны от инфляции Китай начал растить свой опиумный Книга "Наркотики и яды" - страница 2 мак.

Миллионы китайцев проводили огромную часть собственной жизни в опиумных курильнях,

погруженные в наркотический сон.

На примере опиумных войн мы лицезреем, как осуществлялась каверзная политика

расширения массового потребления наркотика с целью подчинения 1-го

страны другому, со всеми Книга "Наркотики и яды" - страница 2 страшными последствиями, оказавшими воздействие на

психическое здоровье цивилизации в следующих поколениях.

Общее употребление наркотиков в Европе началось в девятнадцатом

веке, в период, когда группа умственных авантюристов начала

экспериментировать над своим сознанием, употребляя наркотики,

привезенные из Книга "Наркотики и яды" - страница 2 Египта и Индии. Все началось в тот денек, когда французский

доктор Моро де Тур по возвращении из Алжира предложил своим друзьям

испытать "давамеску" - печенье из гашиша. Эффект был ошеломляющим,

в особенности для группы литераторов Книга "Наркотики и яды" - страница 2, посреди которых были Шарль Бодлер и Теофил

Готье. Скоро был организован несколько необыкновенный клуб, узнаваемый как "Клуб

любителей гашиша", со штаб-квартирой в отеле "Пимодан" в Париже на берегу

Сены.

Члены этого клуба Книга "Наркотики и яды" - страница 2 часто встречались и употребляли гашиш в

количествах, которые сейчас можно оценить как очень огромные. Бодлер еще

ранее пробовал опиум. Эти два величавых поэта увековечили свои интимные

переживания с гашишем и опиумом: Бодлер - в "Искусственном Книга "Наркотики и яды" - страница 2 рае" и поэме о

гашише; Готье пережил свои галлюцинации с неким самоаналитическим

подходом: "Мой слух расширил свои пределы; я слышал звучание цветов:

зеленоватые, красноватые, голубые и желтоватые тона набегали на меня волнами и волны эти

не Книга "Наркотики и яды" - страница 2 смешивались".

Позднее в этот клуб вступили и другие писатели и поэты того периода.

Более известные из их - Верлен и Рембо.

Сначала двадцатого века южноамериканский писатель Ф. Ладлоу пропагандирует

употребление марихуаны и обрисовывает Книга "Наркотики и яды" - страница 2 собственные воспоминания от ее деяния. В

тот период увеличивается энтузиазм и к другим средствам, способным изменять

состояние психики. Особенной популярностью пользуется закись азота (веселящий

газ), исходя из его фармакологических параметров и легкости в применении.

Выдающийся Книга "Наркотики и яды" - страница 2 южноамериканский психолог Уильям Джеймс заинтересовался этим

наркотиком и испробовал его действие на для себя. Свои воспоминания он

опубликовал, поставив на 1-ый план религиозное значение чувств,

возникающих в процессе деяния психоактивных наркотиков. Один раз У Книга "Наркотики и яды" - страница 2. Джеймс

попробовал мескалин, но внезапно плохо себя ощутил и воздержался от

последующих тестов. Но, невзирая на беду в опыте с

мескалином, он и в предстоящем был уверен, что хим вещества могут

вызвать в сознании человека магические состояния и сделать Книга "Наркотики и яды" - страница 2 духовную жизнь

человека богаче. Это можно отчасти осознать как выражение его

особенности, глубочайшего энтузиазма к религии и мистицизму, в особенности

под конец жизни, - конкретно в этот период он и проводил свои опыты.

Нелишне Книга "Наркотики и яды" - страница 2 будет вспомнить, что отец психоанализа Зигмунд Фрейд в 1884 г.,

еще будучи юным неврологом, употреблял некое время кокаин в минутки

депрессии, и даже порекомендовал одному из собственных знакомых использовать кокаин

как обезболивающее средство. Свое 1-ое воспоминание от Книга "Наркотики и яды" - страница 2 деяния кокаина он

обрисовал последующим образом: "Малые дозы этого лекарства вознесли меня на

верхушку. Сейчас я собираю материал, чтоб сложить похвальную песнь в честь

этого магического вещества".

В письмах к собственной жене Книга "Наркотики и яды" - страница 2 Марте он именовал кокаин "чудодейственным

лекарством". Позднее, когда один из его пациентов впал в психоз, вызванный

кокаином, и подвергся кошмарным галлюцинациям, Фрейд по-настоящему ужаснулся

и отказался от его использования. Он даже стал решительным противником

использования кокаина в Книга "Наркотики и яды" - страница 2 психиатрии.

1938 год стал очень принципиальным для истории наркомании. В этом году

швейцарскому химику Альберту Хоффману удалось синтезировать лизергиновую

кислоту, что явилось началом развития массового потребления наркотиков в

размерах, которые ранее не имели прецедента Книга "Наркотики и яды" - страница 2 в истории населения земли.

Через пару лет, 16-го апреля 1943 г. совсем случаем Хоффман

стал первым, кто испробовал действие нового вещества на для себя. Как это нередко

бывает, первооткрыватель не знал, что все-таки конкретно он открыл Книга "Наркотики и яды" - страница 2. Ах так он обрисовал

свое 1-ое знакомство с ЛСД-25: "Пятница... я должен оборвать работу в

лаборатории... меня обхватило какое-то странноватое чувство беспокойства и легкой

оглушенности... Я дома, лежу на полу и медлительно погружаюсь в делириум Книга "Наркотики и яды" - страница 2, о

котором я не могу сказать, что он мне неприятен. Он характеризуется

только возбуждающими фантазиями. Я лежу в полубессознательном

состоянии с закрытыми очами... меня побеждают фантастические видения

необыкновенной действительности с насыщенной игрой красок - как в калейдоскопе Книга "Наркотики и яды" - страница 2".

После тестов Хоффмана с ЛСД наркотик этот был занесен в группу

так именуемых психозомиметических средств, потому что была доказана его

способность вызывать у человека необыкновенные состояния, похожие на психоз.

Вот так после открытия мескалина Книга "Наркотики и яды" - страница 2 и выделения его из мексиканского

кактуса в мире галлюциногенных наркотиков прибавился очередной. В 1950г.

эталоны этих 2-ух наркотиков были разосланы ведущим психиатрам мира с целью

лабораторного и клинического исследования препаратов, что Книга "Наркотики и яды" - страница 2, как

предполагалось, должно было посодействовать осознать суть и происхождение

шизофрении. Подготовительные результаты оказались очень противоречивы, что

было понятно: ведь наркотик применялся в различных критериях и при полном

отсутствии какого-нибудь опыта.

Сторонники использования ЛСД-25 уже при возникновении первых обнадеживающих

результатов Книга "Наркотики и яды" - страница 2 объявляли о начале новейшей эпохи в лечении психологических заболеваний.

Более скептически настроенные и усмотрительные ученые высказывались пореже, и

могло создаться воспоминание, что правда на стороне энтузиастов. Но, как это

нередко бывает, когда идет речь Книга "Наркотики и яды" - страница 2 об использовании чего-то нового, в особенности в

медицине, ранний экстаз стремительно уступил место более реальной

оценке.

Результаты использования этих наркотиков проявили, к примеру, что

"модель психоза", вызванная ЛСД-25 либо мескалином, совсем не является

аналогом эндогенного Книга "Наркотики и яды" - страница 2 психоза и эти два состояния очень значительно

отличаются друг от друга. Потребовалось пару лет, чтоб энтузиазм

психиатров и психологов к ЛСД-25 свалился. Эти наркотики и на данный момент находят

применение в психиатрии, но Книга "Наркотики и яды" - страница 2 в более строго и твердо очерченных рамках

определенных патологий.

Когда заинтригованность психиатров галлюциногенными наркотиками

ослабела, эти препараты отыскали почву для собственного развития в несколько другой

сфере. Большая награда в этом принадлежит писателю Альдусу Хаксли, который

"одним солнечным Книга "Наркотики и яды" - страница 2 майским днем проглотил 40 граммов растворенного в воде

мескалина, сел в кресло и начал ждать результата", надеясь на посещение

миров, в каких Блэйк, Сведенборг либо Иоган Себастьян Бах ощущали себя

как дома.

Опыт этот Хаксли провел Книга "Наркотики и яды" - страница 2 в 1953 г. под наблюдением собственного

грядущего друга, известного ученого Хэмфри Осмонда.

Выражения Хаксли во время опыта записывались на магнитофонную

ленту, а Осмонд делал заметки. Эти данные свидетельствуют, что уже через

полчаса после потребления мескалина мистеру Хаксли Книга "Наркотики и яды" - страница 2, по выражению Блэйка,

начали раскрываться "врата незапятнанного восприятия". Личность Альдуса Хаксли -

философа и магия, человека много лет страдающего неизлечимой заболеванием

глаз - была будто бы специально создана для переживания мескалиновых

видений

Наркотик не привнес ничего Книга "Наркотики и яды" - страница 2 нового, он только выкристаллизовал его

восприятие мира и прояснил его уже закоренелые религиозные и философские

убеждения. Свои многочасовые воспоминания Хаксли обрисовал в маленьком эссе

"Врата восприятия". Жаркий приверженец потребления мескалина, нового

духовного таинства, предоставляющего возможность Книга "Наркотики и яды" - страница 2 узреть мир заного, он

все-же колебался в универсальности этого способа.

Он утверждал, к примеру, что под действием мескалина "воля подвергается

глубочайшим переменам в сторону ослабления. Тот, кто принял мескалин, не лицезреет

необходимости в том Книга "Наркотики и яды" - страница 2, чтоб что-то делать..." Лицезрев стул, он гласит:

"Каждый должен созидать вещи такими, какие они есть по сути", но сходу

же выдвигает колебание: "если кто-то всегда обладал бы таким виденьем, он

никогда не Книга "Наркотики и яды" - страница 2 возжелал бы делать чего-нибудть другое.., но как другие люди? Как

же дела меж людьми?" Хаксли колеблется в том, что наркотик может

посодействовать людям лучше осознать друг дружку. Он может содействовать только

личному занию, которое Книга "Наркотики и яды" - страница 2 не имеет дела к другим людям и не несет

внутри себя беспристрастной правды.

Невзирая на это, авторитет писателя, также необыкновенная тема,

основанная на подлинности пережитых воспоминаний, содействовали тому, что

книжка скоро стала пользующейся популярностью посреди Книга "Наркотики и яды" - страница 2 юных людей, равномерно подготавливая

их к психоделической революции, наступившей сначала I960 года.

Год этот считается решающим в становлении современной наркомании.

Во время пребывания в Мексике Гарвардский психолог доктор Тимоти Лири съел

несколько галлюциногенных грибов Книга "Наркотики и яды" - страница 2, приобретенных им от какого-то местного

чернокнижника. "Уже через пару минут я перелетел через границу Ниагары

сознания к Мальстрему трансцендентальных видений и галлюцинаций, - пишет

Лири. - Последующие 5 часов я мог бы обрисовать при помощи огромного количества

экстравагантных метафор Книга "Наркотики и яды" - страница 2, но это испытание, невзирая ни на что, было самым

глубочайшим религиозным переживанием в моей жизни".

Этот опыт оказал решающее воздействие на последующую жизнь и научную

деятельность доктора Лири. Книжку Хаксли "Врата восприятия", также

некие из Книга "Наркотики и яды" - страница 2 произведений Германа Гессе он трактует как пособия, помогающие

идти по психоделическому пути к безотчетному. С той же самой целью Лири

переводит и комментирует тибетскую "Книжку мертвых", в какой он находит

поразительные совпадения с своими Книга "Наркотики и яды" - страница 2 психоделическими переживаниями.

Лири начинает беспредельно веровать в преображающую силу наркотиков, в их

способность поменять не только лишь личности отдельных людей, да и оказывать влияние на

становление более справедливых публичных отношений. Своими мыслями он

заинтриговал доктора Книга "Наркотики и яды" - страница 2 Ричарда Олперта, сотруднику и товарища по Гарвардскому

вузу. Вместе они проводят исследования на заключенных, позже на

добровольцах, давая им псилоцибин.

Сам Лири воспринимает ЛСД, псилоцибин, мескалин и курит марихуану.

Расширение диапазона употребляемых наркотиков больше крепит Книга "Наркотики и яды" - страница 2 его веру в

приближение новейшей эпохи людской природы. Используя все доступные средства

коммуникации, Лири на публике провозглашает свои идеи с целью отыскать

приверженцев, сначала посреди юных людей. Эффект превосходит самые

смелые ожидания. Большая Книга "Наркотики и яды" - страница 2 часть молодежи становится на сторону доктора Лири.

Начинаются массовые опыты с наркотиками, изменяющими состояние

сознания, приводящие к перевороту в душах экспериментаторов. Лири овладел

воображением многих миллионов юных людей в мире, начинающих мыслить

заного.

Деятельность Лири и Олперта Книга "Наркотики и яды" - страница 2, также поведение их приверженцев, вызывают

опаски у мыслящих обычно педагогов института, и в 19бЗ г. оба

доктора были обязаны уйти из Гарварда. В том же году они собирают

энтузиастов собственных мыслях для продолжения тестов и Книга "Наркотики и яды" - страница 2 организуют

Международную Федерацию Внутренней свободы (IFIF) со штаб-квартирой в отеле

мексиканского городка Чихуатанеху.

1-ая группа из 20 5 пациентов платят Лири и Олперту каждый

по двести баксов за месяц за то, что они наблюдают за добровольцами, пока

те Книга "Наркотики и яды" - страница 2 находятся под действием ЛСД-25. Сеансы проводятся дважды в неделю,

время меж сеансами пациенты заполняют по собственному усмотрению. После

инцидента, спровоцированного одной американкой, власти выдворяют Лири и его

соратников из Мексики.

И Книга "Наркотики и яды" - страница 2 здесь им на помощь приходит экстравагантный нью-йоркский миллионер

Уильям Хичкок, передавший в полное распоряжение коммуны четыре тыщи акров

земли в Милбруке, штат New-york. Лири на седьмом небе от счастья. Наконец

исполнилась его мечта о Книга "Наркотики и яды" - страница 2 строительстве святыни нового психоделического культа

для верующих со всего мира, без учета их религиозной принадлежности и цвета

кожи. Сотки добровольцев подвергаются опытам с ЛСД-25, меска-лином,

псилоцибином и марихуаной. Благодаря собственной прирожденной коммуникативности Книга "Наркотики и яды" - страница 2 Лири

получает посреди юных янки широкую популярность.

В это время Соединенные Штаты воюют во Вьетнаме, и любая

пацифистская мысль, даже самая туманная и неопределенная, как мысль Лири,

находит огромное количество сторонников, ненавидящих насилие, войну и Книга "Наркотики и яды" - страница 2 глупое

убийство невинных людей.

В период меж I960 и 1965 гг. Лири увлек своими мыслями воображение

молодежи по всему миру. Большая часть юных людей сама начинает

экспериментировать с наркотиками, изменяющими состояние сознания, до этого

всего с Книга "Наркотики и яды" - страница 2 марихуаной. Для 1965 г. типично употребление наркотиков в

основном в студенческой среде, что являлось формой общественного протеста

студенчества. Открытое употребление наркотиков заместо алкоголя, видимо,

нужно расценивать как отказ от средства снятия стресса старшего

поколения.

Наркотики принадлежали молодежи и Книга "Наркотики и яды" - страница 2 становились эмблемой нового видения

мира. Первым следствием массовых тестов с наркотиками было

появление и развитие различных стилей жизни, детерминированность и

психическое истощение многих миллионов юных людей в мире.

Сразу с распространением наркомании в Книга "Наркотики и яды" - страница 2 60-х годах

зарождается движение хиппи, описанное в последующих разделах книжки, которое

воспринимает идеи доктора Лири. Сейчас Лири с еще более бессчетной

группой приверженцев, посреди которых докторы, психологи, философы и доктора

теологии, - продолжал опыты, все еще веря, что Книга "Наркотики и яды" - страница 2 наркотики могут

поменять общество. Число учеников Лири вырастает, а сам он ощущает себя

современным Сократом.

Весной 1966 г. милиция произвела в поселении обыск. Полицейские находят

маленькое количество марихуаны и арестовывают Лири и всех присутствующих. В

следственной кутузке Лири отторгает Книга "Наркотики и яды" - страница 2 все обвинения как необоснованные. Его

высвобождают за отсутствием доказательств, но следователь предупреждает

доктора о грозящих ему шестнадцати годах кутузки в случае подтверждения его

вины. И когда адвокату практически стопроцентно удалось освободить Лири Книга "Наркотики и яды" - страница 2 от подозрений,

в чемодане его восемнадцатилетней дочери таможенник находит пол-унции

марихуаны. Лири опять был арестован и, невзирая на разъяснения, что эта

марихуана предназначалась для научных целей, он был осужден и приговорен к

30 годам кутузки за хранение марихуаны Книга "Наркотики и яды" - страница 2 и неуплату федерального налога.

В кутузке он пишет нашумевшие "Записки из заключения". Через некое

время ему удается бежать. Поначалу он прячется у друзей в Южной Африке,

позже оседает в Швейцарии. Невзирая Книга "Наркотики и яды" - страница 2 на преклонный возраст, Лири ведет

активную жизнь. Его публикации, хотя и не в таковой степени, имеют воздействие на

молодежь. Для юных он остается жрецом психоделического культа. В

рассуждениях Лири того периода можно увидеть некую переориентацию Книга "Наркотики и яды" - страница 2,

касающуюся потребления психоделических наркотиков. Сначала, сейчас он

утверждает, что наркотики предусмотрены никак не для всех, и не должны

употребляться бесконтрольно. Трагические последствия массового

злоупотребления наркотиками посреди молодежи явились для Лири основным

предостережением. Он утверждает также Книга "Наркотики и яды" - страница 2, что наркотики - неподходящее занятие

для юных людей, потому что им не хватает актуального опыта и нужных

познаний в таких областях как медицина, психология и философия, совсем

нужных для правильного восприятия и осмысления эффектов, производимых

наркотиками.

Неведение собственного Книга "Наркотики и яды" - страница 2 психологического состояния может стать предпосылкой того, что

наркотики только околпачат юных людей и приведут их к помешательству.

Для людей зрелых наркотики, по его воззрению, могут быть полезны при

решении экзистенциальных заморочек, потому что они ставят Книга "Наркотики и яды" - страница 2 эти трудности в центр

сознания, хотя и не решают их.

Лири все почаще утверждает, что "трансцендентальное эго", являющееся

конечной целью психоделического культа, можно понять и без помощи

наркотиков. В качестве заменителя наркотика он Книга "Наркотики и яды" - страница 2 предлагает систему

медитативных упражнений, йогу, мерцание оптических стробоскопов и

психоделическую музыку.

Но молодежь все-же продолжает связывать имя Тимоти Лири только

с наркотиками, и его новые идеи никого не способен переубедить. Благодаря

медику Лири и его нимбу Книга "Наркотики и яды" - страница 2 страдальца, который в очах молодежи преобразовал его

в современного святого, психоделический культ задерживал свои позиции

достаточно длительно. Можно сказать, что в современном мире дилетантский энтузиазм к

психоделическим наркотикам равномерно слабеет. Наркотики снова

ворачиваются в стенки Книга "Наркотики и яды" - страница 2 лабораторий и психиатрических клиник, потому что не

подлежит сомнению, что способности их внедрения в научных целях далековато не

исчерпаны.

Тема субстанции, которая вылечивает и приносит успокоение либо болезнь и

погибель, повторяется как архетип во всех Книга "Наркотики и яды" - страница 2 культурах и во все периоды истории.

Наркотики находятся и в традиционных культурах и в современных

цивилизациях, как и в жизни "одичавших" народов - от тундры до экваториальных

тропических зарослей, - и это свидетельствует о нескончаемом стремлении человека к Книга "Наркотики и яды" - страница 2 преодолению

собственного несовершенства и к тому, чтоб хоть раз побывать, хотя бы быстро,

в стране, которая существует исключительно в мечтах. К огорчению, иллюзия продолжается

недолго, а просыпание приносит еще больше жестокую боль и еще Книга "Наркотики и яды" - страница 2 больше

мучительное чувство отчужденности. Из-за этого наркомания перестает быть в

наше время неувязкой одной личности и приобретает черты социальной препядствия.


^ СОВРЕМЕННЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ


Вернемся из путешествия в давнешнее и недавнешнее прошедшее и разглядим

несколько клинических случаев Книга "Наркотики и яды" - страница 2 из тех, с которыми приходится

сталкиваться современным наркологам.


^ Кусок КАКТУСА


Юноша обратился за помощью докторов по совету отца, хотя сам не лицезрел

для этого достаточных оснований, так как, по его словам, гашиш Книга "Наркотики и яды" - страница 2 и ЛСД -

это не наркотики, и, как следует, он не является наркоманом.

Он, студент второго курса юридического факультета, растерял один учебный

год, так как последние двенадцать месяцев не прогуливался на лекции и не сдавал

экзаменов.

Один Книга "Наркотики и яды" - страница 2 ребенок в семье, родился когда родителям было уже за 40. В

младшей школе пробовал скрывать, что эти пенсионеры - его предки.

Гласил, что это дедугака с бабушкой, а предки его типо находятся за

границей Книга "Наркотики и яды" - страница 2.

Отец - человек нервный, скрытный, много лет страдающий язвой желудка.

Только после выхода на пенсию он попробовал установить 1-ый

психический контакт с отпрыском.

Мама - дама также нервная, притом с жестоким нравом, жертва

собственных актуальных принципов Книга "Наркотики и яды" - страница 2. В отношениях с отпрыском холодна, повсевременно

подчеркивает, что каждый должен сам решать свои задачи.

Меж родителями никогда не было больших конфликтов, но они также не

относились друт к другу с теплом и любовью. Не поддерживали Книга "Наркотики и яды" - страница 2 дружественных

контактов. Каждый жил своей жизнью. В таковой атмосфере, замкнувшись в

для себя, вырастал СП. У него не было ни друзей, ни каких-то особенных интересов.

В первый раз он попробовал наркотик во время каникул на Книга "Наркотики и яды" - страница 2 море. Он уже не

помнит, как конкретно, но в один прекрасный момент вечерком оказался в обществе юных людей,

собравшихся вокруг костра. Посреди их было много иноземцев. Ему нравился

вид этих людей: у всех были Книга "Наркотики и яды" - страница 2 длинноватые волосы, калоритные рубахи, на шейке необыкновенные

декорации, на руках - перстни и браслеты. Практически у всех были кожаные сумки, а

на ногах индийские сандалии. Невзирая на пестроту компании и ее

международный состав в ней Книга "Наркотики и яды" - страница 2 чувствовалась общность и взаимопонимание.

СП. так это обрисовывает "В этих парнях и девицах я сходу вызнал хиппи.

Они заинтриговали меня. Я много слышал о хиппи, а сейчас мог в первый Книга "Наркотики и яды" - страница 2 раз

убедиться, как много правды в том, что о их молвят. Они приняли меня

благожелательно. Один голландец с повязкой на голове предложил мне место

около себя. Я начал приглядываться к их лицам. Все смотрели на меня с

симпатией, всегда Книга "Наркотики и яды" - страница 2 улыбаясь. Это меня успокоило, невзирая на то, что я

всегда очень недоверчиво отношусь к людям.

Какое-то время спустя голландец скрутил папиросу, прикурил ее и

предложил мне затянуться. Дым имел необыкновенный запах и Книга "Наркотики и яды" - страница 2 привкус. Я покрылся

прохладным позже. Все вокруг начало вертеться - как на карусели. Мне стало

плохо, и, в конце концов, меня стошнило.

Одна из женщин произнесла, что я курил гашиш и, видимо, у Книга "Наркотики и яды" - страница 2 меня нет опыта,

но в последующий раз мне должно быть лучше. На другой денек я выкурил еще одну

папиросу, но не считая чувства покоя и легкой сонливости, ничего не помню.

На море я пробыл еще Книга "Наркотики и яды" - страница 2 10 дней и каждый денек курил гашиш. Равномерно

я научился достигать расслабления и успокоения. На прощание голландец, с

которым я сдружился, отдал мне кусок какого-то сушеного растения - кусок

величиной с пуговицу. Он произнес, что это частица Книга "Наркотики и яды" - страница 2 "священного кактуса",

пейотля, владеющего расчудесными качествами. Он помогает лучше узнать самого

себя. Голландец также произнес, что действие этого кактуса проверил на для себя

Альдус Хаксли..."

По возвращении домой СП. курил гашиш самое наименьшее Книга "Наркотики и яды" - страница 2 дважды в неделю.

Брал он его у подпольных торговцев. Полгода спустя он сообразил, что гашиш

уже не вызывает таких сильных чувств, как сначала, и решил испытать

чего-нибудть сильнее.

"Я вспомнил о куске Книга "Наркотики и яды" - страница 2 кактуса, о котором совершенно было запамятовал. Я его еле

отыскал меж книжками. Мне хотелось как можно быстрее его испытать, но я

боялся неожиданных эффектов, потому не желал оставаться один. Я пошел

на дискотеку, где, как я знал Книга "Наркотики и яды" - страница 2, собираются наркоманы и, если пригодится,

кто-либо из их мог бы мне посодействовать. Мне подфартило, я сходу повстречал

нескольких собственных знакомых наркоманов, некие из их уже приняли дозу.

Я сам не увидел как Книга "Наркотики и яды" - страница 2 положил в рот кусок сушеного кактуса и начал его

жевать. Он был терпкий и горьковатый на вкус. У меня закружилась голова. Горечь

я запил кока-колой. Сначала я ничего не ощущал, но через Книга "Наркотики и яды" - страница 2 полчаса

началась трансляция моего личного телевизионного канала.

И вдруг я с страхом сообразил, что начало твориться что-то необыкновенное. Я стал

терять чувство ориентации, предметы удирали, а время вроде бы тормознуло.

Пары, ранее Книга "Наркотики и яды" - страница 2 момента ритмично танцевавшие, вдруг тормознули и застыли

как куколки. Зал начал колыхаться, и мне внезапно захотелось сесть. Я начал

находить кого-нибудь из знакомых, чтоб побеседовать о жизни, и вдруг

ощутил, что еще немножко - и меня Книга "Наркотики и яды" - страница 2 вырвет.

Я подошел к каким-то ребятам, которые курили гашиш. Мы о кое-чем

говорили, несвязно и с перерывами. В нашем разговоре не было логики. В

некий момент я ощутил кошмар от Книга "Наркотики и яды" - страница 2 раздвоения собственной личности. Мое "Я"

двигалось вроде бы 2-мя различными способами: одним новым, галлюцинаторным, и

другим, который я принимал как "остатки" собственного реального Я.

Мои чувства были обострены, но неконкретны. Шепот казался мне громом, а

музыку я Книга "Наркотики и яды" - страница 2 принимал разноцветной. Я лицезрел также собственных родителей в виде

малеханьких фигурок. Они пробовали прорваться на дискотеку и забрать меня с

собой. Тогда появились милиционеры-гиганты и куда-то их увели. Я сообразил Книга "Наркотики и яды" - страница 2, что

милиционеры мои друзья и мне не надо их страшиться...

Я желал сказать об этом парню, стоявшему рядом со мной, но ужаснулся,

так как у него была голова рыси. Я закрыл глаза, чтоб избавиться от

галлюцинаций Книга "Наркотики и яды" - страница 2, но из этого ничего не вышло. Все оборачивалось против меня.

Я ощутил кошмар. Куда бы я ни поглядел, - всюду уродливые

перекошенные лица. Наверняка, я уже сошел с разума. Мне каким-то образом Книга "Наркотики и яды" - страница 2 удалось

добраться до дома. Все было на собственном месте, только смотрелось как-то по другому.

Дома я успокоился и под утро уснул, а наутро поднялся, чувствуя себя, как

после тяжеленной заболевания".

Через несколько Книга "Наркотики и яды" - страница 2 месяцев пациент четыре раза принял ЛСД. Чувства были

куда более приятными, чем в случае с мескалином. Но когда наркотик

переставал действовать, он впадал в глубокую депрессию.

В последние месяцы СП. сам начал замечать, что с ним Книга "Наркотики и яды" - страница 2 творится что-то

неладное. Временами у него появлялась мания преследования. СП. казалось,

что его кто-то подстерегает, так как он "открыл важную тайну". Он

заставлял мама пробовать всю его пищу, ночкой наглухо закрывал двери Книга "Наркотики и яды" - страница 2 и позже

не разрешал родителям никого впускать в дом.

Исцеление было начато сразу, и как пришло некое

облегчение, была использована психотерапия, которая принесла отличные

результаты. Через несколько месяцев исцеления пациент возвратился домой Книга "Наркотики и яды" - страница 2 и

возобновил учебу.

Уже два года он является абстинентом и кончает 4-ый курс

юридического факультета. Прогноз окончательного исцеления очень

подходящий. К огорчению, в практике встречаются наркоманы, которые в

итоге потребления галлюциногенов впадали в помешательство и обрекали

себя на Книга "Наркотики и яды" - страница 2 то, чтоб провести остаток жизни в психиатрической поликлинике.


^ "ВЫХОД В СВЕТУ


Пациентка Д.Н. родилась в семье, в какой предки были "редчайшими

гостями" в доме. Занятые своими неуввязками и заботами о собственном

публичном положении, они не Книга "Наркотики и яды" - страница 2 хлопотали о взаимопонимании с своим

ребенком. Семья была обеспеченной, потому Д.Н. не испытывала никаких

вещественных затруднений. Детство она провела у бабушки, о которой у нее

сохранились самые теплые мемуары. Пациентка в детстве изредка игралась Книга "Наркотики и яды" - страница 2 со

сверстниками, у нее не было подружек Она была застенчива. Оставшись дома

одна, игралась в куколки. Свою возлюбленную куколку она хранит до сего времени, и нередко

доверяет ей свои потаенны, считая, что: "Никогда в жизни Книга "Наркотики и яды" - страница 2 меня никто не слушал

так пристально, как Лиза".

Став ребенком, она в первый раз ощутила потребность "выхода в свет",

присутствия рядом близкого друга либо подруги. Но отсутствие убежденности в


kniga-grammatika-lyubvi.html
kniga-holodilnoe-i-ventilyacionnoe-oborudovanie.html
kniga-i-6-stranica-52.html