Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4

(Еф 5, 4,6), но многие ли из нас способны расслышать эти его слова, исполненные волнения и боли!

«Хлеба и зрелищ!» – добивалась в древние времена от собственных правителей масса. Так отчего таковой перебор со зрелищами сейчас Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4; не оттого ли, что недобор с хлебом?! Как-то в одной из бесед на данную тему одна юная журналистка сделала возражение мне: но ведь хохот, как понятно, продлевает жизнь! Думается, что если и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 продлевает – то совершенно не таковой хохот. Та вакханалия гогота, которую мы смотрим сейчас, ничего общего со хохотом не имеет. И жизнь она никому не продлевает. Хохмачей и гогота в Рф Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 все в большей и большей степени, а живут российские люди меньше и меньше…

Почти все, что у нас на слуху с юношества, приобретает с годами другой, заветный смысл. В том числе, популярная Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 поговорка о том, что отлично смеется тот, кто смеется последним. На данный момент представляется, что речь тут о несходной ни с чем земным радости от будущего лицезрения Христа, Его Пречистой Мамы, сонма лучистых ангелов Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 небесных и святых угодников – как величайшей заслуги для тех немногих, кто не стремился превращать свою земную жизнь в одно непрерывное веселье, и кто предпочел плач над своим несовершенством хохоту над недочетами близкого Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. Поистине, «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф 5, 4).


5. Родной «непонятный» язык


Начать эту главу желал бы с мемуары юношества. Сколько раз и тогда позднее, в течение многих лет, приходилось следить, как поминают усопшего. В кропотливо Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 убранной квартире либо маленьком бакинском дворике, выметенном и политом из шланга, а то и в большой брезентовой военной палатке на случай непогодицы, посиживают мужчины всех возрастов и пристально внемлют Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 муллу, который длительно (тогда казалось нескончаемо длительно) стабильным речитативом читает на арабском языке суру из Корана. Дамы в другом помещении, да и там все происходит похоже. Мужчины только возвратились с кладбища: утомились, голодны, но Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 в особенности охото пить, поэтому как горячо. Никто, но, не шелохнется. И чай, и поминальная трапеза позже, - на данный момент же все посвящено только одному. Многих я знаю отлично: это соседи по дому Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 и улице, тут же мои, покойные сейчас, папа, дядя, дед. Поразительно то, что никто из присутствующих вообщем не знает этого языка! Несколько человек вообщем откровенные безбожники, не исключено, что им был Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 и сам усопший. Но как строги их позы, уважительно склонены головы. Приметно, что люди сосредоточены. Это происходит, как мне кажется, к тому же оттого, что они стремятся выудить в убаюкивающем речитативе чужой Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 речи знакомые слова, а таковые, пусть время от времени, но все таки встречаются. И это подспудное рвение людей к хоть какому-то осмыслению происходящего так понятно, так естественно. Но, повторяю, - ни звука, ни Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 излишнего жеста: такая сила традиции, глубочайшего почтения к ней.

Вспоминаю и собственное изумление, когда друг прошептал мне, что мулла, приглашенный на похороны его бабушки, вычитывал слова молитв из маленький записной Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 книги, в какой они были записаны от руки кириллицей (!). В те времена трудности с духовным образованием существовали во всех религиозных конфессиях, и сейчас я вспоминаю этот эпизод по другой причине. Повторяю, люди Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, которые не понимали содержания читаемого им на чужом языке текста, все же, внимали ему в ненарушимом молчании, даже с некоторым трепетом.

Много лет спустя поведал об этом человеку, подвизающемуся в исламском Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 богословии. Он ответил мне, что язык священной книжки представляет непреходящую ценность сам по для себя, вне зависимости от того, понятен ли его смысл. Даже обычное слышание этого текста, этих звуков, пробовал он Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 внушить мне, благотворно оказывает влияние на душу слушающего.


^ ЯЗЫК БОГА И ЧЕЛОВЕКА

Давнешнее это вспомнилось непопросту. Сколько раз, беседуя с людьми, уклоняющимися от посещения православного храма, роли в богослужениях, слышишь часто один и тот же резон Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4: непонятен церковный язык. Нет же, ну и услышишь призывы, доносящиеся, в том числе, и из церковной среды, о необходимости скорейшей реформы церковнославянского языка. Мол, так он станет понятнее, и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 молодежь потоком хлынет в наши храмы. Ну, что можно на это сделать возражение?! Подобные дискуссии, как мне кажется, появляются в большинстве случаев из-за недопонимания подлинной сущности и предназначения церковных служб. И дело не только Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 лишь и не столько в хрестоматийном резоне с понятной каждому русскому фразой «устами малыша глаголет истина», где все слова церковнославянские.

Начну с себя, так будет честнее, ну и убедительнее. И Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 как тяжело (может быть, тяжело не самое четкое слово, быстрее – тягомотно) было находиться на богослужениях в течение очень длительного времени после Крещения. И это притом, что российский с рождения является для меня, как Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 и для большинства бакинцев моего поколения, вместе с государственным языком, родным. К тому же, учитель российского языка и литературы по собственному базисному образованию знаком со старославянским не понаслышке, изучал его Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, сдавал, помнится, с солидными оценками. И все же…

Но с течением времени волшебные конфигурации, милостью Божией, со мною все таки начали происходить. И, сначала, поэтому, что с неких пор стал посещать церковные службы часто Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. Попробовал приноровить, если можно так выразиться, ритм своей жизни к ритму общецерковной. И еще – это, как мне сейчас видится, важно – с течением времени нашел наконец то самое место в храме Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, мое. Оно оказалось в конкретной близи от клироса и королевских ворот. В первый раз без стеснения, чуток слышно, пел (молился!) совместно с хором. Куда подевались вялость, свинцовые ноги, непонятные слова молитв?! Ничего схожего Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, только легкое недоумение, что служба так плавненько и необременительно подошла к концу, и вот уже батюшка выносит крест. Умопомрачительно, но не утруждая себя истолкованием каждого слова, я, все же, все прочуял, все услышал, но Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 только по-иному, сердечком. Если и вас побеждают идентичные сомнения, прошу, не смущайтесь и начните с малого, приучите себя по способности в храме бывать. Чтоб могли с течением времени ответить с Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 прелестной непосредственностью расшалившегося в храме крохи (а очевидцем этой сцены был я сам), которого мать пробовала урезонить: «Ты где находишься?!» – «Дома!», – обезоруживающе невинно прозвучало в ответ.

Вот и в одной Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 из присланных записок прочел: «Раньше в наших храмах пели все, поэтому и до настоящего времени звучно возглашают: “Голос осьмый!”. Наша Церковь – Церковь поющих…». Умопомрачительно, но Мартину Лютеру приписывают слова: «Диавол панически опасается поющего христианина Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4».

И не терзайтесь так, не унывайте и не смущайтесь оттого, что не все сначала понятно. Утешьтесь тем, что этот язык понимают бесы и трепещут. Уясните главное, - происходящее тут не есть обмен информацией! Все Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 еще проще… и труднее. Все другое. Православный храм совсем не источник некоей магической инфы для любознательного мозга, но до этого – источник неизреченной благодати, постигать которую призвано с этого момента ваше сердечко через Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 конкретное роль в церковных таинствах.

Вобщем, и непоколебимый интеллектуал не уйдет не утешенным, наверное открыв себе небезынтересные научные правды. Так, молитвы на церковнославянском языке, как понятно, препятствуют внушению снаружи, являются преградой, надежной Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 защитой на пути нейролингвистического программирования, 1-го из суровых психических орудий нового века. А тот же церковный колокол не просто услаждает слух и тревожит душу. Колокольный гул, как свидетельствует российская Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 история, не раз выручал православных людей во время гибельных эпидемий чумы. К слову, одновременный гул столичных, прославленных некогда, «сорока сороков», как продолжает свидетельствовать та же наука, образуя невидимый небесный щит, способен отклонить линию Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 движения межконтинентальной баллистической ракеты.

Но разве ж это главное?! Для церковного человека принципиально другое. Колокольный гул для него – неописуемая человечьими словами музыка, ведущая собственный волнующий диалог с его бессмертной душой впрямую, безо всяких Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 посредников. И ни за что не перепутает он мерный благовест с частым перезвоном. Что все-таки касается бесов, то они для него оптом и врозь как были паршивой нечистью, так ими и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 останутся, как их ни назови.

Какая же милость Божия изливается на российских людей, что им дозволительно молиться Создателю и святым Его, Пречистой Богородице, на самом деле, на том же языке, на котором разговаривают Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 с близкими и родными, на языке сладких детских снов, навеянных колыбельной, что пела когда-то мать. Поверьте, это дано не многим.

А тогда, как будто угадав мое внутреннее состояние Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 (как это бывало не раз), батюшка произнес в проповеди о том, что место, которое мы выбираем себе в храме, магическим образом есть прототип того места, которое мы чаем обрести на Небе.

На Востоке молвят Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, что даже самый длинный путь начинается с первого шага. И если вы его все таки сделали, то впереди вас ждут воистину изумительные открытия. Только не ленитесь и не унывайте. Попытайтесь Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 обзавестись маленьким словариком – и вы узнаете много новых слов, это сделает вас внутренне богаче, увлекательнее. Не без удивления обнаружите, что некие понятные, как вам казалось, слова на церковнославянском имеют другой смысл. Например, выну Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 – это не достану, а всегда, искренний – ближний; южик – родственник, отроча же – малыш… Продолжать можно до бесконечности и, поверьте, это очень интересно. В этом измерении все оказывается поточнее, поэтичнее, фактурнее. Скажем, «Царствие Небесное нудится» звучит Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 куда убедительнее, ежели «силою берется». Далее – больше. И на каком-то шаге вы подойдете к совсем иному высококачественному уровню: с благоговением приступите к чтению Псалтири, а потом и Евангелия на церковнославянском Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. Потревожьте, разбудите свою генную память, она так длительно ожидала этого часа. Как заного, по-утреннему свежо ощутите вы свою русскость. То, что вы при всем этом прочувствуете, какие глубинные – не Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 ведомые вам ранее – струны вдруг откликнутся в вашей обрадованной душе, просто не поддаются описанию.


^ «ЧИТАЙТЕ ПУШКИНА И ЕВАНГЕЛИЕ!»

Во время 1-го из выступлений в стенках Столичной Духовной Академии получил из зала записку Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, которой дорожу и привожу практически полностью: «…вы правы, только при нередком посещении храма начинаешь осознавать этот язык, тогда и молитвы, которые издавна знаешь назубок, расцветают, как розы! Это нереально разъяснить непонимающим, это Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 можно только ощутить! Но для упорствующих попытайтесь перевести на современный российский: “Благословен Плод чрева Твоего!” - “Как отлично, что Ты беременна!” либо “Неплох Твой Ребенок!”?!»

Как великолепна поистине божественная молитва «Отче наш». Как-то довелось прочитать Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 ее на современном российском языке. Ну, что сказать? Осталась информация, ушла поэзия. К слову, упомянутая выше расхожая поговорка «устами малыша глаголет истина» в переводе на современный российский прозвучала бы просто отвратно. Только Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 прислушайтесь: ртом малыша гласит правда. Господи, помилуй! А поэтому и в стихотворении Андрея Вознесенского, посвященного музыке, читаем: «Где не губками, а устами…»

Чем прикажете поменять «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 дух прав обнови во утробе моей» пронзительного пятидесятого псалма, в каком каждое слово о нас?! А какие неповторимие по красе молитвы произносит в алтаре священник во время Евхаристического Канона Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. Содрогаешься при мысли о том, что святые слова могут поменять на другие... «Яко да Царя Всех подымем ангельскими невидимо дориносима чинми, Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя!»… «Дориносима», как оказывается, старый римский воинский обряд, когда фаворита Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 поднимали на копья со спиленными остриями. Но даже когда я пребывал в незнании о смысле этого выражения, ничто не мешало сердечку моему замирать от понимания величайшего из таинств, совершающегося на данный момент, в Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 моем присутствии. И, как выяснилось позже, и что совершенно важно, - при моем конкретном участии, при личном участии каждого, кто находится на данный момент в храме, кто молится соборно. Разве ж может быть Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, чтоб схожее совершалось на «ежедневном», по слову А.К. Толстого, языке.

Внезапное и удовлетворенное доказательство этих мыслей пришло от драгоценнейшего Александра Сергеевича, еще юного, двадцатисемилетнего. Да-да, не удивляйтесь, Пушкин, как Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 и до этого, «наше все». Вспоминаю, как много годов назад, в первый раз услышав стихотворение «Пророк», был убежден, что эта загадочная встреча поэта и по правде имела место, до того внушительно звучали памятные Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 строфы. Я имел тогда достаточно смутные представления как о шестикрылом серафиме, так и ветхозаветном пророке Исаии, от лица которого и ведется тут повествование. Да и доныне убежден, что дело здесь не только Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 лишь в известном видении святого; что-то принципиальное наверное пережил сам поэт, какая-то заветная встреча, сретение вышло у него самого. Только вслушайтесь, стих его преизобилует церковнославянской лексикой. Все эти Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4: уста, десница, восстань, голос, виждь, внемли, глагол… поразительно, но дело даже не в том, что мы, нынешние, все осознаем без особенных на то усилий. Внедрение поэтом этой специфичной лексики не сделало стихотворение ни Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 на йоту тяжеловесным, и доныне оно продолжает изумлять величавой музыкой родной речи. Это ли не золотой ключ к осознанию подлинной роли и места церковнославянского языка в жизни российской цивилизации?! Гений поэта Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 через два столетия протягивает нам, нынешним, руку помощи, вразумляет, что язык этот дан русским не для ежедневного общения, но он, и только он предназначен для воззвания ко Господу, Его Пречистой Мамы, светлым силам Небесным Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4.

Как мудр и проницателен был Иван Шмелев, обратившийся в одном из писем к близкому человеку, а, на самом деле, ко всем нам с призывом: «Читайте Пушкина и Евангелие!».


^ ИЗБИРАТЕЛЬНОСТЬ ЯЗЫКА

Выступая в Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 разных аудиториях, люблю проводить типичный тест, который почти все, как мне кажется, разъясняет ратующим за обязательное обновление нашего церковного языка. Признайтесь, допытываюсь я, с разными членами своей семьи вы общаетесь идентично Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4? Оказывается, что нет: с бабушкой говорим несколько по-иному, ежели с детками, ну и с детками, зависимо от пола и возраста, постоянно по-разному. Замечательно, идем далее. Выясняется, что схожая история и с соседями Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 по дому. В прямой зависимости от степени неприязненности оказываются лексикон, интонация, сам настрой речи с управлением, сотрудниками, даже случайными попутчиками. Итак, слово за слово, вкупе мы совершаем любознательное открытие: каждый Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 Божий денек с момента утреннего пробуждения и до сна, все мы в течение жизни, сами того не замечая, варьируем нашу речь, собственный лексикон и, что важно, интонацию применительно к каждому встреченному нами человеку Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. Какая поразительная избирательность! Так почему же мы, настолько утонченные в разговоре с тварными созданиями (припоминаю малосведущим, что в православной лексике это выражение совсем не досадное), так безаппеляционны, как речь входит о Творце, создавшем Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 все и вся. Об Абсолюте.

И сердца, как можно больше сердца! Разум в этом делании не 1-ый и не наилучший ассистент. Как здесь не вспомнить полушутливое сетование наимудрейшего святителя Феофана Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 Затворника: «Нынче удержа нет от совопросничества. Разум наш – комар, а все пищит!». Желаете, удивлю? В «Полной симфонии на канонические книжки Священного Писания» нашел я шокирующую статистику. Так, мозг во всей Библии упомянут только два раза Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. При этом, в одном случае идет речь о мозге жертвенных животных (Иов 21, 24). Что все-таки касается сердца, – вот настоящий триумф – оно встречается аж 724 раза! Непопросту Спасателя нашего именуют к тому же Сердцеведцем Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 (Деян 1, 24).

Отчего же так прискорбно суетны и требовательны (как досадно бы это не звучало, не к для себя самим), почему являясь часто захожанами, а не прихожанами храма, чуть ли не Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 с порога ратуем за всенепременное обновление церковнославянского языка... тогда как обновляться-то следует до этого нам самим. При этом, повсевременно и в этом, может быть, главное назначение Церкви. И разве ж первоклашкам Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 первого сентября кладут на парты учебники по алгебре и том Солженицына? Вспомним, как учили нас. Какие там шариковые ручки, не было их тогда совсем: 1-ые полгода только прописи, палочки и крючочки Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, ну и те обычным карандашом. Позднее буковки, позже слоги, а слова… 1-ое, «ученическое», перо – это ж было целое событие, веха! И исключительно в 3-ем классе – перо «семечкой». А здесь – на для тебя с Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 порога: чей-то я Вас плохо понимаю! Ты вообщем сообразил, понял, - к Кому, в Чей дом пришел?


^ Животворный ГЛОТОК Главный ВОДЫ

Неувязка посягательства на старославянский язык была, как выясняется, очень животрепещущей в Рф и два Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 столетия вспять. «Славенский старый, коренный, принципиальный, прекрасный язык наш, – взывал к современникам А.С. Шишков, – на котором преданы нам характеры, дела и законы наших протцов, на котором базирована церковная Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 служба, вера и проповедание слова Божия, сей язык оставлен, презрен. Никто в нем не упражняется, и даже само духовенство, сильною рукой обычая влекомое, начинает от него уклоняться. Что ж из этого выходит? Феофановы, Георгиевы проповеди Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, которым надлежало бы остаться безсмертными, греметь в позднейшем потомстве и быть училищами российского сладкоречия… эти проповеди не только лишь не имели многих и богатых изданий, как то в других землях Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 с наименьшими их писателями делается. Да и одно издание до того времени в целости лежало, покуда в конце концов принуждены были реализовать его не книжками, но пудами, по стоимости бумаги! Сколько Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 человек в Рф читают Вольтера, Корнелия, Расина? Миллион либо около того. А сколько человек читают Ломоносова, Кантемира, Сумарокова? Первого читают еще человек тысяча-другая, а последних 2-ух вряд и сотку наберешь ли».

Может Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 это и покажется кому-то феноминальным, но сегодняшний церковный язык есть итог реформы, которую сделали (а вернее сказать, сотворили) некогда святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, «учителя словенские», как высоко называет их признательная Матерь Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 Церковь. И если потребность в его очередной реформе все таки назрела, то и приступить к ней, как рассуждают бывалые священники, допустимо только спецам соответственного духовно-нравственного и умственного уровня.

Не могу не оговориться Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 хотя бы несколькими словами и о непостижимой искренности, открытости нашей веры. Посудите сами, - богослужения, таинства, молитвы: все это происходит, в отличие от всех других религиозных конфессий, действующих в стране, на языке, очень Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 приближенном, на самом деле, к общенациональному. Как будто зеркальное отражение духовной открытости самого российского человека.

Являясь грустными очевидцами бессчетных попыток переломить русскую речь через колено, возблагодарим Господа к тому же Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 за то, что церковный язык наш есть огораживание и охрана языка российского от возводимой на него брани. Вот принесешь, бывало, на даче ведро студеной колодезной воды. Она постоит денек-другой, глядишь, и нет уже Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 в ней той давешней восхитительной свежести. Если ж подольше, да на свету, гляди, и зацветет; для грядок еще сгодится, а более никуда, хоть выливай. Но не неудача, можно еще нанести, благо Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, есть недалеко колодец. А если, не приведи Господи, злые люди изгадят его, как тогда быть, где взять свежайшей воды?! Вот и выходит, что церковнославянский язык есть некоторый умопомрачительный неиссякаемый источник с незамутненной животворной Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 влагой, в каком пребывают в первозданной сохранности корешки нашего с вами языка, величавой российской речи, незримо и загадочно связывающей нас с самим Христом.

Поистине гениально предвидение величавого Ломоносова о том Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, что «Российский язык в полной силе, красе и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль длительно Церковь Русская славословием Божиим на славянском языке украшаться будет».


6. Русь Святая


^ «МИРОВОЕ ОКАЯНСТВО» ПРОТИВ…

Святая Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 Русь… нередко мы произносим это обычное словосочетание как нечто само собой разумеющееся, не задумываясь, - а почему, фактически? Приходилось ли вам слышать, скажем, о святых Казахстане, Эстонии, Америке, Франции, Китае, Мадагаскаре, Австралии, … можно продолжать этот ряд Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 нескончаемо длительно, не находя убедительного объяснения таинственному парадоксу. Согласитесь, нам и в голову не придет колебаться в глубоко органичной связке 2-ух маленьких слов, их непреходящей, некий тектонической незыблемости.

Так же, как Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 став очевидцами чего-то, что изготовлено, на наш взор, не по-людски, обычно сокрушаемся: не по-русски. Согласитесь, нам и в голову не придет сказать о кое-чем похожем, что это, мол, как Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4-то не по-киргизски, не по-латышски, не по-уругвайски… В одной аудитории получил не так давно любопытную записку: «В копилку Ваших примеров русскости. На Украине молвят (в повелительном наклонении): “Я тобi Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 руським язиком кажу…”».

…По высочайшим красочным берегам канала имени Москвы возвышаются церкви. Когда-то их было много, но практически они все были либо уничтожены, либо переданы для разных, совсем не церковных Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, нужд. В лихую годину безбожной власти над его сооружением этого воистину колоссального проекта трудились сотки тыщ невинно осужденных людей, политических заключенных, получивших лихое прозвище-клеймо зэк. Посреди этих людей, страдающих Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 от непосильного труда и издевательств, было много священнослужителей. Итак вот, как свидетельствуют свидетели, конкретно на этом потрясающем строительстве их было более всего. Тут они погибали сотками, тут же их спешно зарывали в эту землю Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. А сейчас ответьте сами, - какая эта земля, любая горсть которой полита кровью и позже священномучеников, и в какой доныне лежит их останки. Вспомним, сколько таких каналов прорыто по всей нашей земле, сколько таежных Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 лесов повалено, сколько построено величавых строек, гидроэлектростанций, проложено дорог, добыто руды, намыто золота, нарублено угля… и разве ж исключительно в новой российскей истории.

Следует обмолвиться, и вот почему: во все времена, во Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 всех государствах люди гибли за родную землю. Это так естественно, так верно. Что все-таки касается Рф, нескончаемые сонмы полчищ, во все времена идущих на нее войной, все это, по выражению Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 Ивана Шмелева, «мировое окаянство» шло против Христа, образ которого и доныне пребывает незамутненным в сердечко каждого поистине российского человека. И без Которого он не мыслил и не мыслит для себя подлинной жизни. А Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 все они лезут и лезут на Русь, посягая не только лишь на землю и ее богатства, да и на души наши и малышей наших: разномастные легионы тех, кто так и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 не принял Богочеловека и распял Его, из века в век готовя трон человекобогу, устилая его ужасный путь кровью и плотью наилучших российских людей.

Кажется, нет ни пяди российской земли, в какой Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 не покоились бы люди – страдальцы, великомученики, мученики за Православную веру, за Богородицу, за Христа и святых Его угодников во все времена российскей истории. А еще сонмы и сонмы тех, кто прожил свою жизнь по-божески Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, по-христиански, по-русски. И чья земная жизнь была успешна, но не в сегодняшнем значении этого слова, значащего, обычно, финансовое либо проф преуспеяние, а в извечно российском. Имеющему «уши слышать» нельзя не Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 выудить, что фуррор – это от успеть. Но что?! Наверное, самое главное для всех нас – успеть спастись.

И пусть это покажется кому-то преувеличением, но глубоко убежден, что у хоть какого – на Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 выбор – российского человека в каком-то поколении всенепременно окажется в роду святой, и притом не один. Так, посреди протцов А.С. Пушкина 12 святых по прямой полосы и 20 – по боковым! И Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 если мы в этом контексте говорим на данный момент о величавом нашем поэте, то только поэтому, что он, в отличие от миллионов собственных сограждан, но в согласии с обычаем протцов, вел родословную нить.

Вспоминаю еще Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 рассказ 1-го старого российского человека, услышанный мною незадолго до его кончины. В нем он поведал о том, как поинтересовался, еще малышом, у собственной бабушки, - какая из рук правая? А какой крестишься, та Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 и правая, - просто ответила дама.

Как тонко прочуял это Федор Тютчев, написавший строчки:

Отягченный ношей крестной,

Всю тебя, земля родная,

В рабском виде Правитель Небесный

Исходил, благословляя.

Помню, как поведал об этом одному Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 знакомому. Позже звонит, представляешь, гласит, после чего не могу даже плюнуть на землю. Поведал-то не ему первому, а вот нужно же…

Поистине, Русь – это высокое дерево с вечнозеленой величавой кроной Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, корнями своими уходящее в Небо.

Так было во все времена, так совершается и доныне. И не в этой ли земле обрели, наконец, покой сотки замученных наших мальчишек: избитых, поруганных, порубленных и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 обезглавленных, жертв чеченской войны, подобно Евгению Родионову и его боевым товарищам отказавших бандитам, потерявшим всяческий человечий вид, казалось бы, в малом: снять с себя нательный православный крестик.

Святая Русь – это, как Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 оказалось, не только лишь старый знак, напоенный божественной поэтикой. Российская земля свята не только лишь мистически, ее тысячелетняя святость осуществилась и физически, она и взаправду свята. Как и весь строй души поистине Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 российского человека, как он был задуман Творцом.

Им, а не большевиками, ввергнувшими Россию в катастрофу, не коварными либералами и не суемудрыми интеллектуалами-безбожниками. А ведь конкретно его, российского человека, во всегда выдумывают: то декабристы, то Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 народовольцы, то разночинцы с демократами всех мастей, то идеологи коммунизма, сейчас вот политтехнологи (слово-то какое!?). Все эти «пиджачники» и «плохо крещеные приват-доценты», по меткому выражению историка В. Л Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. Величко, создателя наинтереснейшего исследования «Кавказ», в первый раз изданного в 1903 году. Российский же человек, вопреки их мудрствованиям, в наилучших сыновьях и дочерях собственных, и доныне пребывает с немеркнущей иконой Христа, начертанной в самом его Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 сердечко, негасимым фаворским светом, чудно озаряющим и согревающим его душу, и вечным, не оскверненным русским языком на устах. Без загадочного сплетения этих 2-ух начал – российского языка и православной веры – русскому человеку, по Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 плану Божию о нем, состояться просто нереально. И еще одна немаловажная особенность: чтоб на физическом уровне болело сердечко каждый раз, когда плохо молвят о Рф, когда ее оскорбляют и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 унижают.

О том же, что случается с русским человеком, когда он бывает отлучен от этих основополагающих для него начал, куда как сладкоречиво свидетельствует вся наша государственная история, и, не в последнюю очередь, кровавая драма Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 последнего столетия, отзвуки которой болью отдаются в нас и доныне. И о чем с горечью и болью воскрикнул когда-то Ф.М. Достоевский: «Русский человек без Бога – дрянь».


^ НОСИТЕЛИ РОДНОЙ РЕЧИ Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 И ВЕРЫ

Изловил себя на том, что с особой тихой радостью люблю глядеть передачи с ролью потомков российских эмигрантов первой волны. Невзирая на некие особенности их произношения, они создают воспоминание полностью российских людей Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. И, в первую голову, по той тривиальной причине, что продолжают быть живыми носителями родной речи и Православной веры, унаследованной ими от родителей. Чего не скажешь о детях новых эмигрантов.

Я не Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 обмолвился: не просто русскоязычие, а конкретно наличие в человеке российского языка как родного. Того, на котором видишь сны. Это очень принципиально, поверьте. Не подлежащим никакому сомнению вкладом в русскую литературу стали примечательные Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 художественные произведения таких выдающихся литераторов, как Чингиз Айтматов, Рустам и Максуд Ибрагимбековы, Олжас Сулейменов, Фазиль Искандер, Чингиз Гусейнов и многих других русских писателей. Но нам (как и им самим) и в голову не придет считать Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 их русскими.

Совершенно неслучайно понятие люд в старославянском языке звучит как язык. «Разумейте и покоряйтеся, языцы, яко с нами Бог!» – возглашают в Церкви. Поразительную историю поведал некогда народный поэт Рф Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 мудрейший Расул Гамзатов в книжке «Мой Дагестан». Как-то в Париже он повстречал земляка-художника, который скоро после революции уехал в Италию обучаться, женился на итальянке и не возвратился домой. «Почему Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 же вы не желаете вернуться?» - спросил поэт. Тот ответил: «Поздно. В свое время я увез с родной земли свое юное жаркое сердечко, могу ли я вернуть ей одни старенькые кости?» «Приехав из Парижа, - продолжает создатель Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, - я разыскал родственников художника. К моему удивлению, оказалась еще живая его мама. С грустью слушали родные, собравшись в сакле, мой рассказ об их отпрыску, покинувшем родину, променявшем ее на чужие земли. Но Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 будто бы они прощали его. Они были рады, что он все-же живой. Вдруг мама спросила: “Вы говорили по-аварски?” – “Нет. Мы гласили через переводчика. Я по-русски, а Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 твой отпрыск по-французски”. Мама закрыла лицо темной фатой, как закрывают его, когда услышат, что отпрыск погиб… После долгого молчания мама произнесла: “Ты ошибся, Расул, мой отпрыск издавна погиб. Это был не мой отпрыск Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4. Мой отпрыск не мог запамятовать языка, которому его обучила я, аварская мама”».

Глава эта заканчивается стихотворением «Родной язык», отрывок из которого не могу не привести тут:


… И, смутно слыша звук родимой речи,

Я Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 оживал, и наступил тот миг,

Когда я сообразил, что меня излечит

Не доктор, не знахарь, а родной язык.


Кого-либо лечит от заболеваний

Другой язык, но мне на нем не петь,

И если завтра Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 мой язык пропадет,

То я готов сейчас умереть.


Я за него всегда душой болею,

Пусть молвят, что беден мой язык,

Пусть не звучит с трибуны ассамблеи,

Но, мне родной, он для Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 меня велик.


Каждый раз, вспоминая эту историю, не перестаю изумляться грозной мудрости этой дамы. Родившись и состарившись в высокогорном ауле, она ведала о том, чего не дано понять другим высоколобым мудрецам Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 века этого. А какое царственное достоинство! Как, откуда, каким духом прознала она, что язык, по Шишкову, это к тому же я зык. Другими словами, я звучу. И если кто-то вдруг закончил Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 звучать на родном языке, то его и по правде нет, ведь звучать, зычным может только живой. Поразительно! Только вникните, ведь идет речь о языке очень маленького народа. Маленького, как выясняется, исключительно в количественном Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 измерении, - таком неубедительном.

И как обращаемся со своим языком мы?! Языком, на котором в протяжении многих веков создавались величайшие творения мировой духовной и художественной мысли. Как прискорбно расточительны бываем мы Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 тотчас! Непременно, это и от широты нашей, о которой уже настолько не мало сказано и написано, и от государственного чувства богатейших кладезей. Не будем же забывать о том, что неистощимых кладезей не бывает Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, сорить же богатством и швырять драгоценностями – прерогатива обеспеченного. Как пробросаемся?!

С какой скрупулезностью прописаны государством различные законы и положения, регламентирующие охрану и добычу нужных ископаемых, алмазов, нефти. Только тронь – руку оторвут, а Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 то и голову! И разве же не настало давным-давно время принять на самом высшем уровне – после общенародного обсуждения – Закон о защите российского языка как важного государственного достояния?!


^ ЛИКИ РОДИНЫ

Прискорбно, но целые народы, считающие Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 себя цивилизованными, да что там народы – материки – продолжают жить так, как будто и не было никогда Христа. И что совсем непостижимо для сознания православного человека – без святых! Без такового Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 обычного для обычной деревенской российской бабушки и непонятного иному продвинутому европейцу молитвенного общения. Представте: обращаясь мысленным взглядом к Небесам, мы молим о тех, кто лежит в святой земле, наилучшие из которых, спасшиеся, снискавшие венцы, прославленные Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 Богом, молят о нас, еще пока живущих на этой святой земле. Мы живем по вертикали!

Как мы богаты, да мы просто сказочно богаты, что там Гарун аль Рашид! Как Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 преизобилует любовь, обращенная на нас. Объясню: крымский татарин именует родину «ана вэтэн», что означает родина-мать. Азербайджанец произнесет о родной земле «ана торпаг», что есть мать-земля. И, конечно, у каждого человека – независимо от цвета Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 кожи и разреза глаз – есть та единственная мать, что дарила ему жизнь.

Но мы все равно богаче, ведь у каждого из нас еще есть и крестная мама. Та, что Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 призвана печься о нас более, а то и поболее своей нашей мамы. И до этого, - о нашем духовном возрастании, о нашем спасении. Сколько российских людей могли бы рассказать изумительные истории о том Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4, как неустанными стараниями, жаркой молитвой собственной крестной мамы ко Христу, Богородице, святым угодникам Божиим были отмолены и сохранены.

И еще Матерь-Церковь, где рождаемся для нескончаемой жизни в Таинстве Святого Крещения, и Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 в лоне которой благословенно пребываем до скончания дней наших. И которая нас, проклятых, все более сознающих свое несовершенство и недостоинство, сподобляет, все же, причащения Святых Христовых Таин. Освящает все пути наши, молится Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 о здравии нашем, венчает наш брак, освящает наши жилья, поставляет нам духовных пастырей… когда же настает срок, благословляет сам уход наш, продолжая без утомились молиться об упокоении наших душ.

А еще Матерь Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 Небесная, Пресвятая Богородица. Та, что Присноблаженная и Пренепорочная, Честнейшая Херувим и славнейшая без сопоставления Серафим, Всецарица, Матерь Света, Жена Неневестная, Предивная Лествица, связавшая Небо и землю… наша Небесная Заступница, к которой взываем в собственных Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 неудачах и скорбях: «…яко не имам иныя помощи разве Для тебя, ни иныя предстательницы, ни благия утешительницы, токмо Для тебя…».

Можно ли не памятовать о том, что мы являемся владельцами Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 единственной веры, где Бог – только вникнуть! – есть наш Небесный Отец. И это не просто метафора, вот и святой апостол Павел свидетельствует: «Но когда пришла полнота времени, Бог послал Отпрыска Собственного (Единородного), Который Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 родился от супруги, подчинился закону, чтоб искупить подзаконных, чтобы нам получить усыновление. Как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Отпрыска Собственного, возмутительного: «Авва, Отче!» Почему ты уже не раб, но Книга необычна еще и тем, что ее автор азербайджанец по национальности фактически сложил гимн созидающей силе русского слова. Для него, как для учителя русского языка и литературы, - страница 4 отпрыск; а если отпрыск то и наследник Божий через Иисуса Христа»

kniga-iii-stranica-13.html
kniga-iii-stranica-18.html
kniga-iisusa-navina-poyasnitelnaya-zapiska-k-konspektam-po-9-svyashennoj-biblejskoj-istorii-vethogo-i-novogo-zaveta-9.html